Якуб Юзеф Орлиньски: <br>Люблю испытывать себя на прочность Персона

Якуб Юзеф Орлиньски:
Люблю испытывать себя на прочность

Звезда польского контратенора Якуба Юзефа Орлиньского стремительно воссияла на барочном небосклоне. Его второй сольный диск Facce d’amore, который был осуществлен вместе с оркестром Il Pomo d’Oro и дирижером Максимом Емельянычевым, был удостоен высокой награды на International Opera Awards в области звукозаписи в номинации «Лучший сольный концерт». Певец во второй раз приедет в Россию, чтобы дать вместе с пианистом Михалом Белем сольные концерты сначала в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии 23 мая, а 25 мая в зале «Зарядье». Якуб Юзеф Орлиньский (ЯО) рассказал Владимиру Дудину (ВД) о том, какие соблазны подстерегают молодых контратеноров и что такое новый пандемический стандарт в планировании концертной жизни.

ВД Название вашего нового диска в переводе с итальянского – «Лица любви». Какие же лица у любви согласно Кавалли, Боретти, Скарлатти, Предьери, Конти, Хассе, Генделю?

ЯО В мой второй сольный альбом вошли арии, отражающие разные стадии эмоции, какой является любовь. Здесь есть примеры любви безусловной и недосягаемой, любви, о которой долго мечталось, прекрасной и легкомысленной, шутливой и наивной, но есть и любовь, ведущая к фрустрации, нервному истощению, потере самообладания и злости. На этом диске представлен целый диапазон чувств, поданный в формах разных композиций, в преломлении разных эпох. Наше путешествие начинается с раннего барокко, а заканчивается в его конце.

ВД Вам не кажется, что музыку барокко мы и любим за то, что она утончает наши чувства, невольно, бессознательно даже просвещая нас в искусстве любви не только на сцене, но и в жизни?

ЯО Вы правы, я тоже так считаю. Музыка сама по себе – язык универсальный. Не важно, знаем ли мы слова в арии или нет, знаем ли о чем точно там поется или нет, любовь все равно себя обнаруживает без слов, предоставляя возможность испытать сильные эмоции. На мой взгляд, музыка в состоянии научить гораздо большему, чем только любви, повлиять на множество других эмоций. Она способна привести к разным состояниям, чтобы помочь заглянуть внутрь себя, позволить узнать себя намного глубже.

ВД Кто выбирал такую изысканную программу диска?

ЯО Мы вместе с Яннисом Франсуа, помогающим отыскивать музыкальные сокровища, как было и в моем первом альбоме Anima Sacra. Конечно, в завершении своих поисков мы проконсультировались и с дирижером Максимом Емельянычевым, обнаружив полное взаимопонимание. Яннис – певец, танцор и мой очень хороший друг, обладающий талантом подбирать репертуар, идеально подходящий моему голосу. Он превосходно знает мой голос, поэтому выслушивая от меня идею данного альбома, он сразу представлял, как это можно будет оформить музыкально. Я с ним обожаю работать, потому что мы очень хорошо понимаем друг друга, благодаря чему работа не только быстро спорится, но оказывается очень приятной и захватывающей, коль скоро своей целью мы ставим открытие давно забытых сочинений. Поэтому на моих альбомах можно встретить очень много мировых премьер в истории звукозаписи.

ВД Насколько для вас важно качество оркестровой игры?

ЯО Оркестр очень важен не только во время звукозаписи, но и на любом концерте. Мне очень повезло записать оба своих диска с Il Pomo d’Oro, да и много концертов мы исполнили вместе. То, что я знаком с каждым музыкантом оркестра в отдельности, очень положительно влияет на творческую продуктивность. Невероятно важен и дирижер, но я глубоко убежден, что если речь идет о музыке, в ней каждый элемент имеет первостепенное значение: и оркестр, и солист, и дирижер должны быть на одной волне. Каждый элемент этого паззла должен идеально подходить друг другу, собираясь в единое целое. Думаю, что вместе с Il Pomo d’Oro и Максимом Емельянычевым нам удалось собрать по-настоящему сыгранный ансамбль.

ВД Насколько трудна для выучивания музыка барокко?

ЯО Все зависит от каждого конкретного сочинения. За много лет работы в барочном репертуаре я накопил большой опыт, обрел определенную легкость в освоении материала, с выучиванием его наизусть, но определенные арии являются настолько трудными технически, что их подготовка требует очень много времени. Если говорить о музыке более позднего времени, то и там тоже все относительно. Есть современные сочинения, которые можно читать с листа, а существуют и такие, один только разбор которых займет неделю или даже больше. Но поскольку мне нравится сам процесс подготовки, я трачу на тщательный разбор и проработку деталей довольно много времени.

ВД Вы работали над «Роделиндой» Генделя, где исполнили Унульфо, с Эммануэль Аим за пультом. Какие остались впечатления?

ЯО Эммануэль – фантастическая дирижерка. Давно мечтал с ней поработать, и мечта моя, в конце концов, сбылась. Во-первых, потому, что Эммануэль обладает какой-то невероятной энергией. В ее присутствии просто не получалось чувствовать себя уставшим. Она всегда посылает столько энергии, что всем сразу хочется действовать, творить, хотеть чего-то. Я кайфовал от атмосферы репетиций. Во-вторых, у нее выдающийся оркестр, в котором играет много моих знакомых, поэтому всем нам было очень классно не только на репетициях, но и в свободное время. И, в-третьих, город Лилль, где мы работали, – прекрасный, в нем много студентов, и я как молодой певец чувствовал себя в нем очень хорошо.

ВД Где сегодня наиболее благоприятная ситуация для развития и исполнения барочных опер?

ЯО Трудно сказать, но из опыта своих путешествий могу заметить, что определенно это Франция, Германия и Испания – города, в которых бываю чаще всего и каждый раз встречаюсь там с людьми, которые с большим энтузиазмом настроены в отношении этого репертуара. Чудесно оказываться там, где люди искренне радуются каждому звуку, добытому в совместном исполнительстве.

ВД Какие впечатления остались у вас от концерта в Москве два года назад?

ЯО Это был мой первый визит в Россию, не ждал, что застану переполненный зал. Публика приняла меня очень тепло, проявив огромное уважение ко всем исполнителям. Восторгом было видеть в зале столько счастливых людей в одном месте. Я был под большим впечатлением сначала от тишины в зале, от огромной слушательской концентрации, а потом и от безумия, которым меня одарили поклонники после концерта. Нового визита в Москву, а в этот раз еще и в Санкт-Петербург я ждал все это время.

ВД Контратенор – сладкий пленник барочной музыки. Не тянет вас в сторону Беллини или Россини или даже Верди?

ЯО В своих сольных концертах с пианистом Михалом Белем я стараюсь ломать этот контратеноровый стереотип, распространяющийся только на барочную музыку. Да, я чаще всего исполняю барокко, в этом репертуаре меня ждут в театрах, но в этом амплуа есть место и другим эпохам. В наших концертах мы как раз и показываем широкий спектр возможностей этого типа голоса, обычно начиная программу с раннего барокко и завершая современностью. Музыки Верди у нас пока нет, но есть много других композиторов, очень хорошо вписывающихся в вокальную парадигму, с которой я имею дело.

ВД В сетях на разных ресурсах заметно, что кроме классики вас интересуют и другие стили и направления музыки. Есть искушение посвящать им больше времени?

ЯО Искушение есть, но думаю, что это все же будут кратковременные «заныривания». К настоящему моменту я записал всего лишь несколько композиций с музыкантами других направлений. Мне это нравится, и не скрою, что меня тянет в иные области, но пока я изучаю почву и возможности. Забавно же иногда вот так отскочить от классики куда-нибудь резко в сторону и попробовать сделать что-то радикально другое. Мне это дает больше свободы, создает ощущение покоя, какого-то баланса в голове, в чем я очень нуждаюсь. Не подумайте, что я собираюсь бросить оперное пение ради иных жанров, но я люблю раздвигать свои границы, испытывать себя на прочность. Именно поэтому я и согласился с продюсером записать музыку в стиле хип-хоп с рэпером и поп-певцом.

ВД Как сегодня планировать свои выступления?

ЯО Ситуация действительно усложнилась. Календарь меняется со дня на день. Постоянные перемены дат концертов и спектаклей обуславливаются вопросами логистики – всеми этими перелетами, поездами, бронированием отелей, но также и программами концертов, из-за чего работы стало в два раза больше. Многие события отменились и продолжают отменяться. Нужно в режиме нон-стоп сидеть в мейле или телефоне, чтобы все вовремя поймать и организовать. Пандемическим стандартом стал для меня режим, когда я встаю в восемь утра, а ложусь в два ночи. Но я очень надеюсь, что сейчас все постепенно начнет возвращаться в норму.

ВД У вас очень харизматичная внешность киногероя. Есть мечта когда-нибудь сыграть в кино?

ЯО Это будет еще одним моим альтернативным направлением. Да, меня немного тянет туда, но пока кроме единичных ситуаций не было серьезных поводов проверить себя на большом экране. Мне бы очень хотелось, чтобы это когда-нибудь случилось, но пока это не мой приоритет, поэтому я спокойно и терпеливо жду. Может быть, через какое-то время когда-то мне и удастся сыграть в каком-нибудь кино.

Владимир Юровский: <br>Сопоставляя несопоставимое, я ищу точки пересечения между разными композиторами Персона

Владимир Юровский:
Сопоставляя несопоставимое, я ищу точки пересечения между разными композиторами

Традиционный ежегодный просветительский фестиваль ГАСО проведет худрук коллектива Владимир Юровский

Марк Левянт: <br>Волнуюсь, когда приступаю к новой работе Персона

Марк Левянт:
Волнуюсь, когда приступаю к новой работе

Марина Малер: <br>Дирижеры влюбляются в симфонии Персона

Марина Малер:
Дирижеры влюбляются в симфонии

Внучка Густава Малера и Альмы Малер, дочь скульптора Анны Малер и дирижера Анатоля Фистулари, Марина Малер не просто из музыкальной семьи – в ее взгляде, эмоциях, мыслях продолжает жить великий композитор.

Оксана Кардаш: <br>Мне легче добавить огня, чем выступать в лирических партиях Персона

Оксана Кардаш:
Мне легче добавить огня, чем выступать в лирических партиях

Прима-балерина Московского Музыкального театра имени К.