Эффект опиума События

Эффект опиума

Витторио Григоло спел в Большом театре и дал сольный концерт

Итальянский тенор Витторио Григоло заметно отличается от своих «консервативных» коллег. Вдохновившись, вероятно, успехом стадионных концертов трех легендарных теноров, он уже давно пытается стать не только мировой оперной суперзвездой, но и частью массовой культуры. Певец нередко выступает в жанре кроссовер, а также привносит элементы шоу в свои, на первый взгляд, академические концерты. Успех ему сопутствует почти всегда: срабатывают харизма и обаяние, а главное, современным слушателям в большинстве своем нужен всего лишь «эффект опиума», а не какие-то непонятные для них тонкости стиля и интерпретации.

Бывает, что певцы излишним артистизмом компенсируют слабый вокал – это не про Григоло. Его голос объективно можно назвать уникальным. Например, те, кто слушал его в немаленькой Метрополитен-опере, говорят, что «он как будто в ухо поет, даже если сидишь на самом отдаленном месте». Действительно, и в Большом театре, и в зале «Зарядье» можно было убедиться: голос огромный и полетный, тембр выразительно красивый. Технически, если не обращать особого внимания на некоторую уже неизбежную, но пока еще легкую «потертость» общего звучания, Григоло все делает на высшем уровне, мастерски. И свой оперный репертуар он выстраивает грамотно: в 47 лет продолжает петь преимущественно бельканто, а из драматических партий, к которым все же тяготеет выносливость его голоса, он исполняет не Калафа или Отелло, а Хозе, Каварадосси или Манрико.

О майском сольном концерте певца в зале «Зарядье» всерьез говорить трудно. Программа начиналась с симпатичных вокальных миниатюр Беллини, Тости и Россини, а заканчивалась тем, что Григоло пел эстрадные хиты, свистел, сам играл на рояле… В «академической» части вечера, да и в завершающей тоже, от музыки не осталось камня на камне. Вместо осмысленной и небанальной фразировки тенор демонстрировал вокальные трюки вроде экстремально тихого пения или, наоборот, брал высокую ноту, «раздувая» ее на крещендо, делал бесконечные и неоправданные замедления, «висел» на ферматах в угоду публике. Что, о чем, зачем и почему – в тот момент это никого не интересовало. Григоло, «проверяя акустику», постоянно передвигался по сцене, приветственно взмахивал руками, иронизировал над своим, в общем-то, не самым талантливым и чутким пианистом Кристиано Мандзони.  Единственный плюс, что акустика зала «Зарядье» теперь максимально качественно проверена – певца в любой точке было прекрасно слышно, после этой проверки жалобы от других артистов мы принимать больше не сможем.

За пару дней до концерта в «Зарядье» Витторио Григоло выступил в спектакле Большого театра – пел партию Хозе, с которой буквально накануне участвовал в премьере режиссера Каликсто Биейто на сцене Венской оперы. Наша постановка «Кармен», которую в 2015 году делал режиссер Алексей Бородин, сложных задач перед артистами не ставит, она «описательна» и скорее выполняет функцию фона для импровизации на тему оперных страстей. Никаких проблем гастролерам спектакль не создает – можно ввестись с одной репетиции и спокойно спеть, точно так же, как в «Травиату» Большого, в которой Григоло тоже недавно пел партию Альфреда.

Выступление певца в «Зарядье» после Большого театра оказалось ошеломительным контрастом, потому что в «Кармен» он выглядел не просто убедительно и интересно – он сделал Хозе невероятно эмоционально и цельно, буквально «высекал огонь» и создавал жизнь на сцене. При этом ни одна нота, будь то знаменитая ария с цветком или ключевые дуэты, не была пустой. Все три часа он тщетно пытался добиться от коллег, местных солистов, такого же уровня, но ни у кого соответствовать не получалось. Большой вопрос, почему петь с Григоло поставили молодую дебютантку Алину Черташ, которая пока еще только впевает партию Кармен и пока смотрится на сцене неуверенно (кроме того, не факт, что она вообще в данном случае берется за свой репертуар). Ситуацию стильным и слаженным звучанием спасал оркестр под управлением Артема Абашева, украшая спектакль хорошо сыгранными антрактами и каждым из многочисленных соло.

Два весенних выступления Григоло в Москве оставили парадоксальное впечатление – как будто это было «раздвоение личности». Несмотря ни на что, русская публика уже явно полюбила певца вместе со всеми его особенностями: в прошлый раз в Концертном зале имени П.И.Чайковского он свою программу так и назвал – «Show Must Go On», и, приехав в очередной раз, выступал с не меньшим эпатажем. И с тем же успехом, измеряющимся в эквиваленте зрительского «помешательства», бесконечных выкриков «браво», оваций и святящихся смартфонных фонариков.

Дифирамбы юбиляру События

Дифирамбы юбиляру

Сергей Екимов отметил юбилей турне с авторскими концертами

Фестиваль для людей События

Фестиваль для людей

В Абхазии стартовал XXII Международный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает…»

Апокалипсис в присутствии автора События

Апокалипсис в присутствии автора

Опера Дьёрдя Лигети «Великий Мертвиарх» в Баварской опере

Девушка, Смерть и комары События

Девушка, Смерть и комары

В нижегородском оперном театре состоялись последние премьеры сезона