Экзамен для артистов События

Экзамен для артистов

В Москве объявили лауреатов IX Конкурса Галины Вишневской

Галина Павловна Вишневская, как и многие крупные фигуры вокального искусства, последние годы жизни всячески поддерживала молодых талантливых ребят. По ее инициативе в Москве был открыт Центр оперного пения, где организовали этап поствузовского образования, и учрежден Международный конкурс оперных артистов. В названиях двух главных проектов выдающейся певицы очевиден ключевой «акцент»: под знаком качества ее имени должны формироваться большие певцы и настоящие артисты. Если посмотреть запись любого мастер-класса Галины Вишневской, станет понятно, что в первую очередь она уделяла внимание актерскому мастерству и работе над смыслами музыкального содержания. Потому и конкурс ее называется именно «оперных артистов», а не просто вокалистов или певцов. Стоит отметить, что такая идея бережно сохраняется ее дочерью Ольгой Ростропович и всеми, кто причастен к продолжению дела певицы, – нынешний конкурс показал особый вес артистизма как оценочного критерия.

Сегодня, когда заметны трудности в области международной коммуникации, крупные российские вокальные состязания умудряются все же обеспечить авторитетное жюри с представителями разных стран. Наши певцы уже давно признаны в мире и успешно работают на «экспорт», поэтому те конкурсы, где их слушают крупные менеджеры и директора театров, становятся хорошим трамплином к большой карьере. Под председательством Ольги Ростропович в этом году было сформировано довольно разноплановое жюри. Певцов оценивала Маквала Касрашвили – народная артистка СССР, вокальный педагог и близкая подруга Галины Вишневской; руководитель кафедры вокала Белградского университета Никола Мияйлович; российский оперный дирижер Дмитрий Юровский; директор Большого театра Узбекистана тенор Рамиз Усманов, директор Венгерского оперного театра Сильвестр Оковач, а также европейские агенты – Анджело Габриэлли и София Рукина.

Предварительный отбор по видеозаписям прошли 63 участника, прежде всего, из России и стран СНГ. Согласно программе, в каждом из трех туров все исполняли по две арии; из концептуальных нюансов – не нужно петь камерную музыку, всем предоставляется список композиторов, в котором нет акцента на обязательном исполнении музыки эпохи барокко, но требуется вынести на суд жюри хотя бы одну арию из русского репертуара. Такой вариант программных требований с некоторыми оговорками близок к «истине», особенно по сравнению с другими конкурсами, где требуют петь и барокко, и классику с романтизмом, и народную песню, и романсы. Такое репертуарное разнообразие когда-то было само собой разумеющимся, однако вокалисты быстро теряли форму, и сейчас мы буквально с научной точки зрения приходим к тому, что правильнее быть «узким специалистом»: и голос лучше сохраняется, и музыка меньше страдает от стилистических погрешностей.

Кто-то, возможно, удивится, но не все русские певцы могут петь русскую музыку. Или, наоборот, голос только для нее и подходит, а партии, например, из итальянских, французских или барочных опер убедительно сделать невозможно. В вокале много тонкостей, касающихся выбора своего амплуа, – все индивидуально, в рамках одних и тех же ограничений возможны разные варианты того, что подходит или не подходит для конкретного голоса. Именно поэтому на каждом конкурсе буквально «кровоточит» проблема неправильного выбора репертуара: так было и сейчас, на Конкурсе Галины Вишневской, хотя встречались и удачные примеры.

Бас-баритон из Узбекистана Султонбек Абдурахимов одновременно соединил в программе персонажей из русских опер (Галицкий, Борис Годунов и Алеко) с моцартовским Лепорелло и россиниевским Доном Базилио. Владение технической и стилевой грамотностью вывело его в финал и обеспечило вторую премию, потому что для первой певцу явно не хватило таких чисто природных характеристик голоса, как насыщенность тембра и полетность. С этой точки зрения в более выигрышном положении оказался баритон Семен Антаков, солист Михайловского театра. Ему также присудили второе место – вероятно, по причине относительной нестабильности на первых двух турах, которые проходили в Центре оперного пения. В небольшом зале он раскрывался не так удачно, как прозвучал в финале с оркестром на Новой сцене Большого театра, хотя тенденция к силовой манере в особо трудных местах ощущалась и там.

Третью премию присудили сопрано Валентине Правдиной – выпускнице Центра оперного пения Галины Вишневской, солистке театра «Геликон-опера». На второй тур она рискованно заявила сцену и арию Леоноры из «Трубадура» Верди и Ариозо Наташи из «Опричника» Чайковского: русская ария прозвучала гораздо естественнее, чем итальянская, где ее буквально сразу же подвело одно из технических «испытаний», когда в высоком регистре на пианиссимо произошло несмыкание связок. Вместе с тем она лучше и грамотнее, чем многие другие участницы, заявила о себе как о перспективном драматическом сопрано.

Победу на IX Международном конкурсе оперных артистов Галины Вишневской одержала Елизавета Кулагина – ее, как и многих других молодых артистов, регулярно перемещающихся из списка участников одного конкурса в другой, меломаны хорошо знают. Удивительно, что в социальных сетях на Елизавету обрушивается немало хейта, поскольку параллельно с первым местом она получила еще и приз зрительских симпатий. Действительно, даже год назад певица не имела настолько логичного и подходящего ей репертуара, как сейчас (Фьордилиджи, Лиу, Манон, Маргарита, Мими, Оксана). Главное, голос ее объективно стал богаче благодаря явно усовершенствованной технике, и интерпретации слушаются интереснее, чем раньше, а харизма, за отсутствие которой Елизавету особенно критиковали, теперь гораздо заметнее, наверное, благодаря уже немаленькому сценическому опыту.

курсив
Елизавета Кулагина

Из тех, кто прошел в третий тур, но не занял призовых мест, стоит отметить двух участников. Решение не поощрить единственного тенора Тихона Горячева вполне справедливо: он имеет потрясающий редкий голос для характерных партий русского репертуара, которые многие почему-то считают зазорным, наверное, потому он и поет Тамино, Неморино, Рудольфа, Герцога, несмотря на то, что все из перечисленного требует других тембровых красок, технических и стилевых решений. В данном контексте также совершенно понятно, почему члены жюри ничего не присудили Валерии Торуновой: она обладает специфическим «пограничным» голосом, который у нас в стране, мягко говоря, не все воспринимают как меццо-сопрано. Вместе с тем именно ее тип голоса наиболее красиво и органично совпадает, например, с партией Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского или Шарлотты из «Вертера» Массне: это, кстати, проницательно почувствовал Сильвестр Оковач и сразу же в виде спецприза заключил с Валерией контракт на спектакль в Венгрии.

Досадно, что в финал не пропустили меццо-сопрано Юлию Вакулу и баритона Алексея Макшанцева. Если остальные решения жюри можно объяснить, применив объективные аргументы, поскольку большинство выступлений больше напоминало вузовский экзамен, чем конкурс оперных артистов, то здесь хотелось бы больше гибкости и той самой поддержки, ради которой Галина Вишневская создавала свой конкурс. Алексей едва ли не единственный идеально подобрал себе программу для всех трех туров, и после неудачных попыток других участников именно в его исполнении можно было послушать образец того, как нужно петь моцартовского Гульельмо. Редкое колоратурное меццо-сопрано Юлии, также как и голос Валерии Торуновой, для многих, к сожалению, остается экзотикой: их хотят слышать в «чем-то привычном» и однозначном, стремятся «доучить». Хотя именно Юлии, как говорится, сам бог велел петь Розину в «Севильском цирюльнике», Изабеллу в «Итальянке в Алжире» и Арсаче в «Семирамиде» Россини. Более того, в ее исполнении интересно было бы послушать и заявленную на третий тур арию Далилы из оперы Сен-Санса «Самсон и Далила». Возможно, во втором туре ее и подвела та самая обязательная русская ария, но ради россиниевских колоратур, а также артистизма и сценического обаяния певицы это можно было бы простить.

курсив
Султонбек Абдурахимов, Елизавета Кулагина, Валентина Правдина, Семен Антаков

В ближайшее время нас ждет еще несколько серьезных вокальных состязаний: Конкурс Елены Образцовой летом в Петербурге, осенняя «Опералия», где Россию представляют сразу пять участников, возрожденный Конкурс имени Глинки и «второй сезон» нового конкурса Хиблы Герзмава в Москве. Естественно, многие проблемы вокального искусства мы вынуждены подчеркивать каждый раз, обсуждая смотры молодых певцов, но этот опыт все-таки влечет за собой «работу над ошибками», творческий рост некоторых артистов очевиден. Безусловно, есть надежда, что уровень юбилейного конкурса Галины Вишневской, который состоится в 2026 году к 100-летию со дня ее рождения, поразит и удивит поклонников оперы еще больше.

Фестиваль для людей События

Фестиваль для людей

В Абхазии стартовал XXII Международный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает…»

Апокалипсис в присутствии автора События

Апокалипсис в присутствии автора

Опера Дьёрдя Лигети «Великий Мертвиарх» в Баварской опере

Девушка, Смерть и комары События

Девушка, Смерть и комары

В нижегородском оперном театре состоялись последние премьеры сезона

По старым чертежам События

По старым чертежам

В «Сириусе» прошел второй ежегодный фестиваль
«Дни танца»