Эльза из «Лоэнгрина» и чары Макса Регера Книги

Эльза из «Лоэнгрина» и чары Макса Регера

Мемуары вдовы немецкого композитора впервые вышли на русском языке

Российское регероведение за последние два года обогатилось двумя дополняющими друг друга работами. В 2023-м увидела свет монументальная 864-страничная биография композитора авторства доктора искусствоведения Сюзанны Попп, долгое время возглавлявшей Институт Макса Регера (Карлсруэ). Казалось, что после выпуска такого фундаментального труда пройдет немало времени, прежде чем список актуальной исследовательской литературы на обозначенную тему пополнится новым русскоязычным изданием: все же для внимательного прочтения и осмысления такого колоссального объема информации читателю нужно время и место (биография получилась увесистой, в твердом переплете, с подробным оглавлением, занявшим аж семь листов, – такую книгу сложно носить с собой, чтобы почитать в метро). Однако этой весной в пандан к предыдущему тому вышли мемуары вдовы композитора Эльзы Регер. На титульном листе, как и в случае с монографией Попп, скромно стоит издательский логотип с изображением ежа: этот забавный символ – своего рода вариант аватарки Виктора Шпиницкого, главного регероведа в нашей стране, великолепного переводчика с немецкого языка и скромного служащего Госоркестра России имени Е.Ф.Светланова.

Воспоминания Эльзы Регер были восприняты некоторыми современниками как пример «женского романа» в худшем смысле этого выражения, так как люди, знакомые с семейством композитора и посвященные в обстоятельства описываемых вдовой событий, сетовали на существенные фактологические несоответствия. С одной стороны, Эльза – ненадежный рассказчик, преследовавший собственные цели, продиктованные в некоторой степени тщеславием и желанием увековечить себя в истории «музой выдающегося художника» своего времени. Об этом переводчик и его немецкая коллега Попп предупреждают читателя в предваряющих мемуары статьях. С другой стороны, Эльза, названная родителями в честь вагнеровской героини из оперы «Лоэнгрин», на протяжении долгого времени наблюдала за Регером с самого близкого расстояния, выступала «спутницей в его борьбе». «Она была знакома с Регером много лет и знала то, что, пожалуй, не знал больше никто, – говорит Виктор Шпиницкий. – Иными словами, это довольно уникальный материал, который к тому же может вызвать интерес не только у узких специалистов, но и у широкого круга любителей музыки».

Виктор Шпиницкий: В сравнении с Регером я неисправимый лентяй

Автор перевода снабжает текст многочисленными, но предельно лаконичными комментариями, поясняющими ту или иную не самую известную персоналию из семейного и профессионального круга Регеров, предусмотрительно дает сноски в случаях фактологических искажений, тем самым добавляя высказываниям Эльзы точности, а также помогая читателю лучше ориентироваться в подчас сумбурных рассказах женщины о жизни в браке и после кончины супруга. Эльзе важно не только запечатлеть на бумаге «отредактированный» портрет мужа – «регеровскую натуру» во всех ее нюансах, – отметить основные вехи в его творческой биографии, воссоздать хронику его композиторской и исполнительской активности, но также обозначить свой личный вклад в прославление его гения. Поэтому ранняя смерть Макса Регера не повод для вдовы ограничиться воспоминаниями только о периоде их совместной жизни. Все же нужно отдать Эльзе должное – она выбрала своей миссией «возведение здания его искусства», провела множество концертов и фестивалей, на которых звучала музыка композитора, и основала Институт Макса Регера, а также именной фонд, функционирующие и по сей день.

Говоря об этом издании, необходимо отметить мастерски сделанный перевод – не только прозы, но и поэзии (к примеру, изящного стихотворения актрисы и певицы Луизы Лобштайн-Вирц, оканчивающегося строчкой «Бах, Регер, Вольфрум – слава, слава!»). В книге много моментов, поданных в ироничном ключе (таких, как ситуация в поезде, когда две дамы, не узнав композитора, нелестно отозвались о его музыке, а он оставался с ними обходительным и вежливым до конца поездки). В этих живых зарисовках, забавных случаях из жизни, возможно, присутствует преувеличение и вымысел, но благодаря им в мемуарах возникает легкость, и слабо верится, что мрачный, лохматый Регер мог быть таким очаровательным добряком.

Эльза Регер. Макс Регер. Моя жизнь с ним и для него. Перевод В.Шпиницкого. Москва: Издатель Виктор Шпиницкий, 2024. 288 с.

Импровизируя на тему свободы Книги

Импровизируя на тему свободы

Рассказ о судьбе нелегкого жанра легкой музыки

Романтик на переломе эпох Книги

Романтик на переломе эпох

Признание в любви к звезде потерянного поколения

Знакомые все лица Книги

Знакомые все лица

Союз композиторов России и «Музыкальная жизнь» представили календарь на 2024 год с композиторами-юбилярами

Слово берут «носители» языка джаза Книги

Слово берут «носители» языка джаза

Летопись музыкальной свободы и рассказ о любви к переменным ритмам