Этот день мы приближали, как могли Мнение

Этот день мы приближали, как могли

Играть иль не играть? Что думают руководители театров и залов о возобновлении сезона

Театрально-концертная жизнь находится в стадии реанимации. Проводить публичные мероприятия разрешили, но предписания Роспотребнадзора жестки: руководители могут запускать зрителей, исходя из 50 процентов от общей вместимости зала, меры безопасности должны быть и для публики, и для артистов, которые должны регулярно проходить тесты. Так что о возвращении «в прежнюю колею» пока речи нет. Тем не менее наблюдается «оживление в зале», и мы попробовали узнать, как же в реальности руководители ведущих театров и концертных организаций относятся к сложившейся на данный момент ситуации.

11 июля Денис Мацуев, вернувшись после прошедших накануне выступлений на сцене Мариинского театра, в своем блоге в Фейсбуке написал: «Очень надеюсь, что эти две встречи с живой публикой в концертном зале станут точкой отсчета нашего возвращения. Я хочу, чтобы в каждом городе мира все концертные залы заполнились публикой, которая вновь ощутила бы силу и магию музыки. Чтобы и оркестры, и солисты выходили на сцену, занимались своим делом, своим призванием, своим предназначением. В Москве принято решение об открытии концертных залов с соблюдением всех необходимых требований безопасности… Теперь важно, чтобы как можно быстрее восстановилась концертная жизнь и в наших регионах. Я очень переживаю за нашу публику здесь: уже много месяцев она не получала те эмоции, к которым уже привыкла, когда ходила в концертные залы. Я уверен, что скоро все наладится повсеместно. Еще раз поздравляю всех, в том числе моего друга Валерия Гергиева и команду Мариинского театра, которая изголодалась по концертной жизни. Это был огромный триумф музыки, триумф настоящей живой концертной атмосферы».

Мариинский театр открылся оперой «Иоланта» Чайковского. По словам Валерия Гергиева в интервью для СМИ, выбор сделан прежде всего с философским смыслом, ведь в сочинении речь идет о духовном прозрении, о выходе из тьмы к свету: «Мне хочется верить, что мы сейчас возвращаемся к светлой полосе чудесной музыки, замечательных спектаклей, к великолепным творениям величайших композиторов всех стран, которые так обогатили мировую культуру. Я надеюсь, что наши зрители будут предельно внимательны и будут соблюдать все меры предосторожности, предложенные не только у нас, но и во всем мире. С другой стороны, открыты рестораны, все время работают станции метрополитена, люди передвигаются, и возможности заразиться остается очень много, и далеко не самые крупные риски в театрах».

Критик Екатерина Бирюкова высказала свои впечатления от исполнения на своей странице в Фейсбуке: «Сама от себя не ожидала, но прямо сердце заколотилось, как начала смотреть. Как-никак первая опера-live в наше непростое время. Гергиев таки дорвался… Какая-то голодная радость от всего этого исходит. Иоланта-Чурилова – совершенно прекрасна. Ария врача Эбн-Хакиа в исполнении Сулимского – прям такая мощь прет от этой оперной машины, никакой Ковид ее не одолеет! И дополнение к новому оперному онлайн-формату – слушательский чат со специальным модератором от театра».

“Иоланта”. Финальный поклон

Но далеко не все испытывают эйфорию, погружаясь в сухие цифры экономических расчетов. Андрей Шишкин, руководитель Екатеринбургского театра оперы и балета, поделился следующими соображениями в интервью газете «Коммерсантъ»: «С одной стороны, мы должны работать. С другой – я бы не торопился открывать сезон. Если следовать строго рекомендациям Роспотребнадзора, в зале должно находиться 209 зрителей. Цена одного зрительского посещения по итогам прошлого сезона – 500 рублей. Аншлаг соберет всего 10 тысяч рублей. Мы посчитали, что, соблюдая социальную дистанцию, на сцене может находиться 50 человек. Под категорию “малонаселенных” спектаклей подходят оперы “Волшебная флейта”, “Сатьяграха”, “Граф Ори”, “Травиата”. Из балетов – “Жизель”, “Тщетная предосторожность”, с натяжкой “Лебединое озеро”. Все остальные постановки выходят за те нормы, которые диктует Роспотребнадзор. Поэтому мы решили пойти по пути концертного исполнения. Что предполагает размещение на сцене 50 человек и в то же время дает возможность привлечь к нам интерес – это премьеры, это новые названия. В соответствии с санитарными нормами в оркестровой яме может быть десять человек. Такого не бывает ни в одном спектакле. Но если оркестр разместить на сцене, то это уже 50 музыкантов. Плюс состав солистов-вокалистов и хор, который можно разместить в ложах. Поэтому мы и искали такие названия, которые позволят выдать блок премьер с концертным исполнением, позволяющий попасть в рамки между желанием работать и необходимостью соблюдать правила».

Выжидательную позицию пока заняли и многие столичные институции. Но есть и первопроходцы. Дмитрий Сибирцев, директор московского театра «Новая Опера имени Е.В.Колобова», придерживается следующей позиции, озвученной в беседе в Ольгой Русановой на Радио России: «Надо работать в предлагаемых обстоятельствах. Мы все безумно соскучились по простому человеческому общению. Поэтому когда мы получили разрешение работать в августе (пусть даже с 50-процентной рассадкой зрителей), то рассудили: раз мы всегда открывали сезон в августе, то ничего не случится страшного, если мы сделаем в этом году так же, только скорректировав репертуар. Возьмем спектакли, в которых минимальный состав оркестра и практически нет хора – “Севильский цирюльник” Россини и “Поругание Лукреции” Бриттена, и покажем несколько проектов в фойе, в том числе хоровой спектакль “Черное. Шаги босиком”, где певцы выступят в малом составе, программу “Под небом Парижа”, где занято всего пять человек. Многие коллеги прогнозируют проблемы с посещаемостью в этом месяце: мы только 11 июля запустили продажу билетов, и уже наблюдается динамика по поводу “Севильского цирюльника”, что нас радует. Знаете, зрители тоже соскучились; сколько их будет – они все наши. Артист, который выйдет на сцену, хочет доставить удовольствие зрителям. Безусловно, ситуация сложная, но мы попробуем сделать ее такой же, какой она была до локдауна, и, возможно, даже лучше. Наши специалисты спланировали так, что все места в зале будут с соблюдением социальной дистанции. Я выполняю все эти требования, хотя вижу, как по всей стране они не выполняются – ни в самолетах, ни в магазинах, ни на пляжах… Но артисты будут проходить тестирование, у нас будут стоять аппараты с дезинфицирующей жидкостью, зрителям, которые забудут маски дома, будет предложена возможность их купить. В сентябре мы планируем выходить в полном объеме, но многое, конечно, зависит от официальных разрешений».

Эстафету подхватила Московская филармония, запускающая «живые» концерты с 7 августа. Денис Мацуев с Российским национальным молодежным симфоническим оркестром под управлением Валентина Урюпина, ансамбль Questa musica под управлением Филиппа Чижевского, Квартет имени Давида Ойстраха, тенор Богдан Волков в дуэте с пианистом Александром Гиндиным и другие. Концерты будут идти примерно через день в течение августа, а на 4 сентября сайт анонсирует выступление любимца наших меломанов французского пианиста Люки Дебарга.

Главный дирижер Московского музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Феликс Коробов резюмирует главное: «Это в любом случае радостное событие, потому что все театры, артисты истосковались по реальной концертной деятельности. Три месяца самоизоляции доказали на практике то, о чем я говорил всю жизнь. Может быть какой угодно замечательно записанный компакт- или видеодиск, но все равно наше искусство основано на живом общении. И никакая самая совершенная запись не заменит этого ощущения единения публики, обмена эмоциями, любовью между артистами и публикой».

Enjoy the Silence Мнение

Enjoy the Silence

Эссе о том, как важно остановиться и вслушаться в окружающее пространство

Музыка будет вечной Мнение

Музыка будет вечной

Как индустрия массовых мероприятий справляется с последствиями пандемии

Красавица – Чудовище Мнение

Красавица – Чудовище

Об опере с самым перверсивным хэппи-эндом – «Флорентийской трагедии» Александра фон Цемлинского

Четыре метра, Ленский! Мнение

Четыре метра, Ленский!

Театрам и оркестрам предложены санитарные ограничения