Эйфман правит бал События

Эйфман правит бал

Выпускники Московской государственной академии хореографии этого года выступили на Исторической сцене Большого театра

Традиционные концерты прошли в рамках подготовки к 250-летию со дня основания МГАХ, посему только классикой не обошлись. Легендарный Борис Эйфман предоставил возможность студентам академии исполнить своего «Мусагета», который стал настоящей редкостью.

Но без наших великих мастеров прошлого никуда – концерт открылся первой частью «Классической симфонии» Леонида Лавровского на музыку Сергея Прокофьева. Стройный и изысканный кордебалет ровно аккомпанировал лирически-одухотворенной Полине Нецветаевой-Долгалевой и бесшумному Макару Михалкину. К сожалению, пришлось довольствоваться только одним фрагментом – можно не сомневаться, что учащиеся безупречно исполнили бы все творение Леонида Михайловича. Советская классика сменилась фрагментами из балетов Мариуса Петипа. В сюите из «Миллионов Арлекина» на музыку Риккардо Дриго, восстановленной Юрием Бурлакой, солировали Мария Докучаева и Ратмир Джумалиев. Предельно академичная манера танца девушки вместе с ее выразительной мимикой явно достойны труппы Большого театра. А Ратмир с его впечатляющей харизмой, утонченным прыжком и прекрасной технической выучкой – также уже готовый артист. Учащиеся МГАХ хорошо смотрелись и с танцовщиками Большого театра – например, в дуэте из «Раймонды» Александра Глазунова со статной Дэйманте Таранда танцевал сам Дмитрий Выскубенко, первый солист труппы. Далее последовали па-де-сис из «Эсмеральды» (Ксения Трохова и Данила Клименко) и номера из балета «Баядерка». Оттуда были исполнены «Ману» (солистка – Мариам Вайнштейн), танец с барабаном (Александра Сохацкая, Владислав Марторосов, Максим Скорлыгин) и гран-па (солировали Макар Михалкин и Таисия Коновалова). Сильнее всех выделялся Макар Михалкин – исключительно смелый молодой человек, танцевавший с премьерским апломбом и совсем не юношеским куражом, у него явно большое будущее.

Второе отделение показало выпускников в совершенно другом свете – им оказалась подвластна и хореография нашего времени, экспрессивная, темпераментная, наполненная подводными смыслами. «Мусагет» Бориса Эйфмана на музыку Баха и Чайковского появился в 2004 году в труппе New York City Ballet, как приношение Джорджу Баланчину (тот поставил «Аполлона Мусагета» Стравинского). Действительно, в нем видны некоторые цитаты из знаменитых «Бриллиантов», «Хрустального дворца», но классическая заостренность стилистики Мистера Би растворяется в глубокой и по-современному выразительной лексике Эйфмана. Сюжет балета – предсмертные воспоминания Хореографа. Он ностальгирует о молодости – проносятся эпизоды его работы с артистами, а рядом с ним то появляются, то исчезают три Музы, неизменно вдохновлявшие его на протяжении всей жизни. Гений уходит в вечность, но его творения живут и радуют сердца людей. После звучания грузинского хорала на сцене возникают артисты балета, которые на музыку финала Четвертой симфонии Чайковского исполняют чеканно-бравурный танец, таким образом утверждая его. В главной роли в «Мусагете» выступил первый солист Большого театра Клим Ефимов – идеальнее интерпретации не представить. Артист, прекрасно исполняющий в привычном репертуаре труппы классические партии, открылся абсолютно с новой стороны. Ему оказался подвластен и неподдельный трагизм высказывания, а каждое па у Ефимова было снабжено глубочайшим внутренним подтекстом. Его три Музы (Таисия Коновалова, Мария Полунина, Дэйманте Таранда) и кордебалет танцевали с таким воодушевлением и раскованностью, что просто диву даешься. Со студентами работал сам маэстро Эйфман – и результат говорит сам за себя.

Шесть часов в Доме Радио События

Шесть часов в Доме Радио

От барочного натюрморта до композитора за диджейским пультом

Девять лет спустя События

Девять лет спустя

Академический симфонический оркестр Самарской филармонии выступил в Москве

В ночь лунного затмения События

В ночь лунного затмения

В Башкирском театре оперы и балета обратились к национальной опере

Юбилей Владимира Федосеева справили по-русски События

Юбилей Владимира Федосеева справили по-русски

В альма-матер дирижера прозвучали Чайковский и Свиридов