Забытая «Вилла у моря» История

Забытая «Вилла у моря»

«Вилла у моря» Николая Казанли: живописно-музыкальный синтез начала XX века

В течение последних десятилетий пристальное внимание к творчеству так называемых «мастеров второго плана» стало устойчивой тенденцией во всех видах искусства. Современная интеграция в сфере культуры, стирающая географические и государственные границы, позволяет воссоздать художественную атмосферу прошлых лет, что приводит к переосмыслению творческого наследия различных деятелей искусства и предоставляет нам возможность заново открыть созданные ими, но давно забытые произведения. Подобные исследования особенно ярко проявились в области синтеза искусств, где многие работы, считавшиеся второстепенными, обрели новые художественные смыслы. С этой точки зрения, серьезные изменения произошли в сфере синтеза живописи и музыки, где появившаяся возможность непосредственного сопоставления произведения изобразительного искусства и его музыкального воплощения привела к возвращению многих музыкальных сочинений на мировую концертную сцену и пересмотру устоявшихся оценок.

В области живописно-музыкального синтеза особое место занимают программные музыкальные произведения, созданные по картинам знаменитого швейцарского художника Арнольда Беклина. С учетом их внушительного количества, появившегося на рубеже XIX-XX веков, этот художественный опыт можно с полным правом назвать феноменальным. Большинство произведений, до недавнего времени абсолютно неизвестных даже специалистам, в настоящее время с успехом вошли в мировой музыкальный репертуар и записаны на CD. Вместе с тем в этом ряду еще остается немало «белых пятен», одним из которых является симфоническая фантазия по картине «Вилла у моря» русского композитора Николая Ивановича Казанли, неизменно присутствующая во всех авторитетных источниках, посвященных «музыкальному Беклину», но до сих пор абсолютно неизвестная современному слушателю.

«Могучая кучка» и генерал-майор Казанли

Николай Иванович Казанли (1869-1916) – яркая личность в истории музыкального искусства. Его имя присутствует во всех серьезных энциклопедических изданиях начала XX века (в частности, в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, музыкальных словарях Гроува и Римана) и было широко известно не только в русских, но и европейских музыкальных кругах на рубеже XIX-XX веков. Однако ныне оно практически полностью забыто: то немногое, что можно прочесть о Казанли в отечественной научной литературе – лишь скупые справочные данные. В то же время, творчество Николая Ивановича все чаще и чаще упоминается в современных зарубежных работах.

Николай Иванович Казанли родился 17 декабря (05 декабря по ст. стилю) 1869 года в городе Тирасполе Херсонской губернии в семье потомственных полтавских дворян. Его отец, Иван Васильевич Казанли — видный русский офицер, один из героев обороны Севастополя в Крымскую войну, долгое время успешно служил в Тирасполе по инженерной части, где и вышел в отставку в 1897 г. в чине генерал-майора. Мать Николая Ивановича, Елизавета Александровна, в свою очередь имела прекрасное музыкальное образование и была неплохой пианисткой. С ранних лет она знакомила сына с «кругом хорошей, здоровой музыки». Общее образование Коля Казанли получил в Одесском реальном училище, параллельно занимаясь в Одесской музыкальной школе Общества изящных искусств по классу скрипки. Отец, разумеется, прочил сыну военную карьеру, поэтому в 1884 г. юный Николай поступил в Петровский Полтавский кадетский корпус, а затем, в 1886 г. — в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, где спустя три года успешно сдал офицерский экзамен.

Военная карьера Николая Ивановича состоялась в полной мере: несмотря на недолгий жизненный путь, он так же, как и его отец, дослужился до звания генерал-майора. В этом контексте нельзя не отметить схожие черты биографии Николая Ивановича и других русских композиторов второй половины XIX века, в частности, Н.А. Римского-Корсакова и М.П. Мусоргского. Впрочем, судьба связала Казанли с некоторыми представителями «Новой русской музыкальной школы» гораздо более крепкими узами, чем общее военное образование.

Несмотря на успехи на военном поприще, Казанли не оставил желания совершенствовать свое музыкальное образование. По свидетельству Б.Д. Тюнеева, профессора Одесской консерватории в начале XX века, «ещё живя в провинции и занимаясь музыкой, Николай Иванович прислал свои юношеские произведения М.А. Балакиреву, с которым с этого момента вступил в переписку. По приезде же в Петроград начинающий музыкант сблизился с Балакиревым и до самой его смерти пользовался большим расположением и советами создателя и вдохновителя «новой русской школы». Неудивительно, что в результате общения с Милием Алексеевичем, которое сам Казанли называл не иначе как «величайшим счастьем», и при его непосредственном участии Николай Иванович в 1891 г. поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию, где его учителями стали Н.А. Римский-Корсаков (теория композиции) и Ю.И. Иогансен (контрапункт). Маститые педагоги высоко оценили талант своего ученика: Римский-Корсаков продолжал заниматься с Казанли и после окончания им консерватории в 1894 году, а Иогансен именно ему доверил перевод своего фундаментального труда «Учебник строгого контрапункта».

В последующее десятилетие (1894-1904 гг.) творческая деятельность Казанли отличается чрезвычайной интенсивностью: в это время Николай Иванович создаёт свои первые произведения, сотрудничает с русскими и зарубежными периодическими изданиями, активно осваивает дирижерское искусство, а также изучает принципы инструментовки, применяя полученные знания на практике (всего Казанли сделано около 100 оркестровых транскрипций разнообразных сольных пьес). Эта насыщенная музыкальная жизнь совмещалась с постоянной службой в 24-й артиллерийской бригаде, а также педагогической деятельностью в системе Главного управления военно-учебных заведений.

В 90-е годы XIX века Казанли возглавил симфонический оркестр Второго кадетского корпуса и вывел его на весьма неплохой художественный уровень, вследствие чего этот оркестр стал заметным музыкальным коллективом Петербурга на рубеже веков. Именно тут начинался творческий путь выдающегося русского композитора Н.Я. Мясковского, который играл в этом оркестре под управлением Николая Ивановича и брал у него уроки гармонии.

Мюнхенские сезоны

Впечатляющий прогресс молодого музыканта не остался незамеченным. В 1897 году Казанли, которому не было еще и тридцати, пригласили дирижировать оркестром Кайма в Мюнхене в рамках «Русских симфонических концертов», организованных М.П. Беляевым. «Кайм-оркестр» (будущий прославленный Мюнхенский филармонический), созданный в 1893 году Францем Каймом, сыном известного фабриканта, благодаря высочайшему исполнительскому мастерству сразу же заставил говорить о себе музыкальную Европу, весьма избалованную качественными оркестрами на рубеже XIX-XX веков. Достаточно сказать, что в это время коллективом руководили такие выдающиеся мастера как Ганс Виндерштайн, Фердинанд Леве и Феликс Вейнгартнер, а в 1901 году именно ему Густав Малер доверил премьеру своей 4-й симфонии, прозвучавшую под управлением автора.

В череде ярких музыкальных событий тех лет концерты русской симфонической музыки «Кайм-оркестра» под управлением Казанли не только не затерялись, но и, напротив, стали значительным событием, что позволило организовать регулярные программы в течение 1897-1904 годов, которые включали в себя и сочинения самого Николая Ивановича, хорошо принятые как публикой, так и критиками.

За эти годы Казанли организовал в Мюнхене настоящую компанию по продвижению русской симфонической музыки за рубежом: помимо составления разнообразных концертных программ, включавших в себя немало европейских премьер произведений русских композиторов, он вел активную просветительскую деятельность, сотрудничая с немецкими музыкальными журналами.

Неслучайно в 1899 году Казанли оказался в числе тех, кто был Высочайшим повелением направлен в Берлин для открытия памятной доски, посвященной М.И. Глинке — это стало заслуженной наградой за беззаветный труд. В этом же году под управлением Николая Ивановича в Германии (Берлине и Мюнхене) была впервые полностью исполнена опера Глинки «Руслан и Людмила». На успешные выступления Казанли обратили внимание в других городах: в 1902 году по приглашению Чешской филармонии он выступает с русскими симфоническими концертами в Праге, а также в немецком городе Киссингене (с оркестром Кайма).

Череда неудач и одна победа

После 1904 года Николай Иванович решил сосредоточиться на композиторской и музыкально-педагогической деятельности. Все последующие годы Казанли успешно руководил различными музыкальными коллективами крупных военно-учебных заведений: оркестрами Императорского Александровского лицея, Инженерного училища и другими. Неудивительно, что к концу своего жизненного пути Николай Иванович управлял уже всем музыкальным образованием в системе военно-учебных учреждений.

Как композитор в это время он решает испытать себя в вокально-симфоническом жанре, направив все свои силы на создание оперы «Миранда», которая была закончена в 1908 году. Премьера оперы состоялась два года спустя на сцене Мариинского театра, однако, несмотря на сильный исполнительский состав, она выдержала лишь несколько представлений. В дальнейшем Казанли продолжил работать в области вокальной музыки, однако в 1913-1914 годы вернулся к симфоническому жанру и создал два программных сочинения, которым суждено было стать последними в его жизни — фантазию для оркестра по картине Арнольда Беклина «Вилла у моря» и симфоническую картину «Ночь карнавала» (по впечатлениям от карнавала в Ницце).

В 1915-1916 годы состояние здоровья Николая Ивановича начало стремительно ухудшаться. Несмотря на фатально прогрессирующие болезни (прежде всего астму), Казанли продолжал много работать, добросовестно исполняя свои многочисленные государственные обязанности. Такое положение дел привело к логичному печальному концу: 5 августа 1916 года (23 июля по старому стилю) Николай Иванович скончался в Петербурге в возрасте 46 лет. Как с горечью написал в своем некрологе историк и музыкальный критик Н.П. Малков: «Для тех, кто лично знал Н.И. Казанли, его кончина не была неожиданностью…Как это, к несчастью, очень часто бывает с выдающимися русскими людьми, судьбе было угодно прервать художественную деятельность Казанли в самом ее разгаре, в тот момент жизни, когда к Казанли стала приходить известность, когда его произведения стали появляться на программах симфонических концертов…».

Музыкальное наследие Казанли невелико и составляет около десятка произведений в различных жанрах. Вряд ли можно предполагать, что это работы высокого художественного уровня — ранние сочинения Николая Ивановича обходит вниманием даже горячий поклонник его таланта, близкий друг композитора Б.Д. Тюнеев. Оперу «Миранда» также нельзя назвать удачей: несмотря на доброжелательные отзывы друзей и коллег, Николай Иванович, как настоящий профессионал, не мог не понимать, что его сочинение не снискало успеха. Однако в скромном списке произведений Казанли симфоническая фантазия «Вилла у моря» по одноименной картине Беклина занимает особое место. Это произведение встретило горячий прием у публики, вызвало восторженные отклики у критиков и, как следствие, чаще всего исполнялось на концертах в российских городах с хорошими музыкальными традициями. Именно с ним связан композиторский успех Казанли и об этой «известности» пишет Малков в своем некрологе, характеризуя «Виллу у моря» как «красочную и талантливую музыкальную картину с ярко схваченным настроением произведения Беклина, искусно переведенного с живописного на музыкальный язык».

Восторженно описывает «Виллу у моря» Тюнеев в своем биографическом очерке, посвященном композитору: «Отдавая должное великолепной фактуре, автор обращает особое внимание на живописно-музыкальную драматургию произведения». Мясковский, крайне скептически относившийся к творчеству Казанли, в одном из своих писем для журнала «Музыка» дал «Вилле у моря» чуть ли не лестную оценку, характеризуя ее как «оркестровый романс, элегию, ноктюрн, не всегда уклоняющийся от банальностей, но в общем довольно цельный, местами небезынтересный (напр. в заключении) и красивый по звучности».

Примечательно, что даже те критики, которые отказывали Николаю Ивановичу в композиторском даровании (как, например, В.С. Каратыгин, с беспощадной категоричностью отзывавшийся о его творческих способностях), в то же время с безусловным уважением признавали его мастерство музыканта-симфониста, а в одной из заметок 1915 года в журнале «Музыка» Борис Асафьев отозвался о Казанли как о композиторе, «умевшем заставить уважать себя». Подводя итог этим оценкам, можно говорить о том, что «Вилла у моря» заслуживает внимания.

Однако в любом случае на данный момент рассуждения о творчестве Н.И. Казанли носят лишь теоретический характер. В настоящее время мы не имеем ни малейшей возможности оценить талант Николая Ивановича, потому что его сочинения не исполняются и совершенно забыты. Пока не существует ни одной записи его произведений — тем досаднее читать отзывы тех, кому удалось услышать их на рубеже XIX-XX веков.

Единственное, с чем может познакомиться слушатель — это созданные Казанли оркестровые транскрипции двух фортепианных пьес Ф. Листа из цикла «Годы странствий» («Обручение» и «Мыслитель», кстати, тоже написанные по впечатлениям от произведений изобразительного искусства), которые в 1982 году были выпущены на пластинке фирмы «Мелодия» и не переиздавались на CD. Наверное, излишне говорить о том, какой это раритет в наши дни.

Вместе с тем современные исследования в области синтеза искусств, о которых говорилось в начале этой статьи, дают нам надежду на то, что хотя бы «Вилла у моря» вновь прозвучит на музыкальной сцене. Как известно, по одноименной картине Беклина написано два программных музыкальных произведения, одно из которых — Баллада для симфонического оркестра Богуслава Мартину. Это сочинение стало доступным для широкой публики лишь в 2018 году, а его премьера явилась событием в мире искусства, вызвав огромный интерес как у слушателей, так и у специалистов. Хочется надеться, что у нас появится возможность познакомиться и с забытой «Виллой у моря» Николая Ивановича Казанли, партитура которой опубликована и доступна, а сама фантазия дополнит пеструю картину живописно-музыкального синтеза начала XX века.

Автор выражает признательность Российской национальной библиотеке и Библиотеке имени Н.А. Некрасова за уникальные архивные материалы, использованные при подготовке данной статьи.

Фердинанд и Фелицата. История одного танца История

Фердинанд и Фелицата. История одного танца

Осенью 1823 года в Москву приехали известные европейские артисты – гитарист, композитор, педагог Фердинанд1 Сор (1778–1839) и его молодая супруга, балетная танцовщица Фелицата Гюллень (1804–1874).

Мертв ли Шёнберг? История

Мертв ли Шёнберг?

70 лет назад, 13 июля 1951 года, не стало Арнольда Шёнберга

В четыре руки для итальянских футуристов История

В четыре руки для итальянских футуристов

О друзьях-­соперниках – Игоре Стравинском и Сергее Прокофьеве

Жерар Гризе – пространства, спектры и пороги История

Жерар Гризе – пространства, спектры и пороги

К 75-летию со дня рождения композитора