Зимняя сказка в ярких одеждах События

Зимняя сказка в ярких одеждах

На сцене Камерного музыкального театра «Санктъ-­Петербургъ Опера» прошла премьера одной из самых светлых и жизнерадостных опер Чайковского «Черевички»

«Черевички» – единственное обращение П. И. Чайковского к творчеству Н. В. Гоголя. В жизни композитора это сочинение сыграло счастливую роль. Созданная в летние месяцы 1874 года опера, носившая в первоначальном варианте заголовок «Кузнец Вакула», одержала убедительную победу на конкурсе композиторов, принеся автору деньги и возможность увидеть свое творение на сцене Мариинского театра, а премьера второй, исправленной и пересмотренной, редакции, получившей уже другое название, стала удачным дебютом Чайковского в качестве дирижера. Окрыленный успехом, композитор до последних своих дней не оставлял подиум, сделав на дирижерском поприще весьма успешную карьеру. Несмотря на эти факторы, равно как и высокие достоинства самой музыки, сценическая судьба «Черевичек» не сложилась должным образом. Уже при жизни композитора опера сошла с московской сцены, а вскоре после кончины Чайковского Римский-­Корсаков написал на этот же сюжет свою оперу, занявшую почетное место в афише Мариинского театра.

Исправить «историческую несправедливость» по отношению к произведению Петра Ильича взялся художественный руководитель и режиссер «Санктъ-­Петербургъ Оперы» Юрий Александров, уже ставивший эту вещь в Ла Скала в 2005 году и решивший теперь представить свою новую интерпретацию известного сюжета в родном городе. Постоянно работающий с Юрием Александровым сценограф Вячеслав Окунев разместил на небольшой сцене театра три огромных, полых внутри, усеченных снизу «яйца», которые в зависимости от ситуации могли превращаться и в запорошенные хатки, и в предметы интерьера в жилище Солохи или Оксаны, и в роскошные дворцовые покои, на фоне которых «светлейший князь» (саму Екатерину II во времена Чайковского по цензурным соображениям нельзя было выводить на сцену) вручал Вакуле вожделенные башмачки-­черевички. Важную роль в спектакле сыграла работа мастеров видеоарта Георгия Савельева и Виктории Злотниковой. Благодаря ярким проекциям совершались все чудесные преображения на сцене, а во время оркестровых интермедий на суперзанавесе можно было созерцать и метель, и спешащего в столицу на Черте Вакулу, и летящую на метле Солоху.

Подобная красочная эстетика хорошо сочеталась с музыкой Петра Ильича, сделавшего в своей трактовке гоголевского сюжета ставку на лирику (в центре сюжета – любовь между Вакулой и Оксаной), но при этом украсив партитуру тембровыми находками, выдающими руку мастера. Танцевальная сюита из второго действия, во время которой, собственно, происходит бал у царицы (балетмейстер – Васил Панайотов), – уже прямая дорога к «Спящей» и «Щелкунчику» (танец пьяного казачка под характерные переборы у фагота прозвучал почти как аллюзия к китайскому танцу «Чай» из знаменитого балета). Отвечавший за музыкальную часть премьеры Максим Вальков умело подчеркивал все красоты партитуры, удерживая на высоком уровне динамику спектакля и прекрасно взаимодействуя с певцами, вплоть до непосредственного общения. В самом финале, когда, как и подобает симпатичной кокетливой барышне, Оксана начинает «ломаться» перед Вакулой, отказываясь от подарка, дирижер внезапно остановил оркестр и заявил героине, что уже время заканчивать спектакль и «подарки надо принимать», после чего последовала уже финальная пляска.

Сцена в избе. Мария Бочманова – Оксана

Кастинг певцов – отдельная удача спектакля. Юрий Александров, как всегда, умеет находить не просто прекрасных певцов, но и отличных актеров, позволяя им раскрываться на собственной сцене. Легко заполняя пространство зала своим ярким, выразительным голосом, Мария Бочманова в роли Оксаны захватила внимание буквально с первого своего появления, где она во время своей арии «Цвела яблонька в садочке» достает из разукрашенного сундука и разворачивает длинную белую фату (с самого начала героиня уже знает, что кузнец Вакула будет ее и никуда не денется). Певший Вакулу Ярамир Низамутдинов, своей статью и выправкой напоминавший героя «Последнего богатыря», свободно справлялся со всеми вокальными сложностями, равно как играючи таскал мешки с заключенными в них персонажами. Прекрасная Лариса Поминова совместила в образе Солохи проницательный ум, насмешливость, удаль и страстную чувственность, присущую каждой уважающей себя ведьме. Нелепыми, вызывающими одновременно смех и брезгливость, получились ее ухажеры: напыщенный Чуб (Геворг Григорян) и комичный в своей нелепости Школьный учитель (Виктор Алешков) в жилетке на голом теле и больших семейных трусах, напоминающий пожилого эксгибициониста. Игравшие парубков и дивчин, а также русалок (по сюжету решивший с расстройства утопиться Вакула видит подводных обитательниц) и призраков артисты хора также прекрасно дополняли сказочную историю.

Эстетика сувенирного магазина, витрины которых блистают на Невском проспекте, с его одетыми в цветастые наряды фарфоровыми куклами, фальшивыми яйцами «под Фаберже» и прочими незайтеливыми цацками, преобразилась в данном спектакле благодаря прекрасно разыгранной опере, создав ощущение замечательного детского праздника, во время которого отчаянно хочется верить в чудеса. Ведь, на самом деле, какие бы ни были испытания, мир, дружба и любовь обязательно должны восторжествовать!

Беллини в неоклассической скорлупе События

Беллини в неоклассической скорлупе

В Перми поставили оперу «Норма». Шедевр эпохи бельканто пермяки увидели впервые спустя почти 200 лет после его создания

И снова Брукнер События

И снова Брукнер

Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан закрыл сезон Восьмой симфонией Антона Брукнера

Пост-постскрипт События

Пост-постскрипт

В Большом театре продюсер Юрий Баранов и компания MuzArts представили новую версию программы современной хореографии

Опера, существующая в двух мирах События

Опера, существующая в двух мирах

В Концертном зале Музея Победы состоялось историческое событие – сценическая постановка оперы В. Ульмана «Император Атлантиды»