Знакомый незнакомец События

Знакомый незнакомец

В столице Приволжья завершился масштабный фестиваль «Другая музыка. Пярт»

Теперь уже смело можно утверждать, что свежим и актуальным брендом культурного Нижнего Новгорода стал, родившийся в 2016 году фестиваль «Другая музыка». Тогда, два года назад его первым героем вполне закономерно был избран универсальный и всеобъемлющий И.С. Бах – исполненный в новых версиях, трактовках, звучавший на неожиданных площадках – в вагонах метро и трамвая, в театре кукол, в джазовой стилистике и в пространстве саундтрека к немому кино. Лозунгом того яркого и запомнившегося нижегородцам события, явно требовавшего продолжения, могли стать слова: «Новое в привычном и хорошо знакомом».

Фестиваль-2018 «Другая музыка. Пярт» посвящен легенде и классику сегодняшней академической музыкальной традиции, эстонцу по рождению и уже давно человеку мира – Арво Пярту. Почему именно ему? Пярт для Нижнего – знакомый незнакомец. В музыкальных кругах его имя, отнюдь, не новое. Многие из его камерных и симфонических сочинений звучали на площадках еще советского Горького в 1980-х годах. Однако Пярт «в версии» XXI века почти неизвестен нижегородцам.

Пярт еще и потому, что его композиторский музыкальный мир, отстоящий от баховского почти на три столетия, в постижении и обретении божественного начала родственен и близок тому – величайшему. Такая, с одной стороны, контрастная, с другой, родственная сопряженность имен как нельзя лучше сказалась на концепции фестиваля, придав ему мощный не только культурный, но и этический импульс.

Нитью, скрепившей оба музыкальных форума и передавшей своеобразную эстафету от первого фестиваля ко второму – через века от Баха в Пярту – стало исполнение нижегородской осенью «Страстей по Иоанну» обоих композиторов. Два музыкальных прочтения Евангелия. Баховское – в трактовке голландского дирижера и руководителя постановки Йорна Бойзена – имело интродукцию в форме открытой лекции, где сплелись воедино размышления о законах музыкальной риторики и барочном театре. А результатом стало ярко театральное, смыслово и музыкально точное исполнение баховского шедевра (с ощутимыми аутентичными акцентами), в котором талантливыми и убедительными были все – топовые солисты: Мэтью Бейкер (Австралия), Джулиан Редлин, Ульрих Кордес (Германия), Яна Мамонова, Наталья Грушко, Юрий Ростоцкий (Россия), Хор студентов Нижегородской консерватории имени М.И. Глинки (художественный руководитель – Борис Маркус), камерный оркестр «Солисты Нижнего Новгорода» (художественный руководитель – Владимир Плаксин).

Интерпретация пяртовской партитуры стала официальным открытием фестиваля в Большом зале Нижегородской консерватории. Это полная противоположность баховским «Страстям» – камерная, строгая композиция, решенная в технике tintinnabuli («колокольчики»), поиски которой осуществлялись в 1980-е годы. Здесь повторяемость простых мелодических и гармонических структур создает удивительную суггестию, благоговейную тишину, пробуждает чувство духовной ирреальности, где царит красота, просветление, гармония. Погружение в мир духовных поисков рождалось благодаря пяти инструменталистам (все нижегородцы – Анастасия Богданова, Любовь Меркулова, Ольга Бестужева, Руслан Мухамедханов, Артем Васенин), московскому квартету «Эйдос» и Камерному хору «Нижний Новгород» под управлением Ивана Стольникова.

Идею пяртовских «Страстей» очень точно выразил коллега и творческий единомышленник композитора маэстро Андрес Мустонен: «Хорошо, если в музыке есть трансцендентальные вещи, тогда она начинает работать внутри человека». Еще один ключевой сюжет фестиваля связан именно с ним – известнейшим эстонским исполнителем, основателем и бессменным, в течение уже почти сорока лет, руководителем ансамбля «Hortus musicus». Концепция, программы, даже дизайн афиш были согласованы и одобрены самим маэстро Арво Пяртом, но его своеобразное музыкальное присутствие на фестивале олицетворял Андрес Мустонен – пионер исполнения музыки композитора тогда еще в Советском Союзе, а затем и мире. Накануне концерта в Нижнем, 8 октября, в Санкт-Петербурге Мустонену была вручена авторитетная международная премия за развитие и укрепление гуманитарных связей в странах Балтийского региона  «Балтийская звезда», что делало присутствие именитого эстонца на нижегородском форуме еще более значимым.

За время фестиваля Мустонен дважды побывал на нижегородской земле. Первый – почти в самом начале события вместе со своим легендарным ансамблем. Этот концерт подчеркнул еще одну важную сквозную линию в творчестве Пярта – его плодотворную преемственную связь со Средневековьем и Возрождением. Название программы «От музыки Средневековья до Арво Пярта» акцентировало эту «генеалогическую» линию в творчестве композитора. Удивительная органика инструменталистов и вокалистов, впрочем, как и обычно у этих замечательных музыкантов, трансформировала намечавшийся академический концерт в живое и динамичное действо. Здесь не было никакой противоестественности и натужности в сочетании композиций мастеров XIII–XVI веков с музыкой. Пярта, которая «прослаивала» всю программу вечера, начиная с его первого  tintinnabuli-опыта – фортепианной пьесы «Für Alina». Она звучала просто, ясно, как зыбкое видение уже далекого прошлого.

Второе «пришествие» маэстро Мустонена в Нижний Новгород в рамках фестиваля «Другая музыка. Пярт» состоялось в амплуа дирижера в ретроспективном симфоническом концерте в Кремлевском концертном зале. Диапазон охвата впечатлял, почти пятьдесят лет – от Пярта раннего до умудренного композиторским и жизненным опытом мастера. В концертной программе были представлены творческие полюса – Perpetuum mobile 1963 года и Третья симфония 1971, La Sindone («Плащаница») 2006-го и Четвертая симфония Los Angeles 2008-го, заказанная Лос-анджелесским филармоническим оркестром.

Какой разный, оказывается, Пярт! И более других знакомый нам tintinnabuli-стиль совсем не исчерпывает колоссального музыкального масштаба его композиторской личности. Какой Пярт вам ближе – мятущийся между действительностью и ритуалом, сакральной созерцательностью и взрывчатым драматизмом, авангардным поиском или постромантической гармонией? Каждый нашел в этой программе что-то свое. А главное, для многих был разрушен стереотип аскетичного, замкнутого в собственном универсуме художника, не пускающего в свой герметичный мир разрушающий ураган жизни. Мустонен «лепил», «ваял» музыкальную форму, одухотворял ее, не насильственно, не жестко, а убежденно, вовлекая в эту творческую орбиту музыкантов Академического симфонического оркестра Нижегородской филармонии имени М. Ростроповича.

«Как нужно играть Пярта?» – спросила я маэстро. – «Аскетично или эмоционально?» Ответ был такой: «Сейчас я сторонник эмоционального начала в интерпретации Пярта. Я давно его знаю, мы вместе открывали мир, внутри он очень эмоционален». Этот концерт-ретроспектива был тому подтверждением, особенно впечатлила мощью воздействия Третья симфония композитора, которая прозвучала сильно и предельно контрастно.

Масштаб и разнообразие нынешнего форума вовлекло в его пространство людей самых разных интересов, поскольку фестиваль значительно превосходил предыдущий и по числу событий, и по их формам. Директор Центра немецкой и европейской культуры в Нижнем Новгороде Павел Милославский (он же – директор фестиваля) и Кристина Фиш, художественный руководитель – раздвинули границы проекта, превратив его в настоящее сО-бытиЕ исполнителей, слушателей, зрителей, организаторов. Во всяком случае, нижегородские солисты и коллективы, а, может быть, и город на два месяца погрузились в атмосферу Пярта.

Фестиваль оказался голлографичен, в его поле попали не только масштабные концертные проекты, но и научная конференция, которая на два дня собрала крупнейших исследователей творчества композитора в Нижегородской консерватории, в их числе Леопольда Браунайса, профессора Венского университета и Светлану Савенко, доктора искусствоведения, профессора кафедры современной музыки Московской консерватории.

Не была забыта и еще одна существенная грань универсального пяртовского таланта – киномузыка. На протяжении двух недель в Центре культуры «Рекорд» прошла ретроспектива фильмов о мастере и с его саундтреками, в том числе к таким шедеврам как «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, «Великая красота» Паоло Соррентино. «Код» к познанию тайны творчества Пярта приоткрылся в документальных лентах его соотечественника, эстонского режиссера Дориана Супина – «И был вечер, и было утро», «Арво Пярт. 24 прелюдии», «Даже если я все потеряю».

Своеобразным «вызовом» фестиваля стало исполнение опуса «Канон покаянен» для хора (1997). Этот православный текст не отпускал композитора на протяжении нескольких лет, а художественным результатом стала попытка не только осознать смысл внедрившейся в его человеческую сущность молитвы, но и музыкально интерпретировать идею раскаяния. Нижегородский эксперимент перенял эстафету уникального проекта в духе тотального театра – «Страстей по Адаму» Пярта в постановке Роберта Уилсона, прошедшего в Таллинне в 2015 году в бывшем литейном цехе завода «Ноблесснер». Воспоем Осанну перформативным практикам XXI века!

При исполнении «Покаянного канона» храмовое пространство, столь естественное и органичное для интерпретации подобных сочинений, было заменено шокирующей на первый взгляд своей  неуместностью площадкой. Ею оказалась эпатажная обстановка ночного клуба Milo Concert Hall со сценой-танцполом, столиками для гостей, непременным в заведениях подобного рода баром, вызвавшая удивление у музыкантов академической традиции и недоумение представителей Нижегородской епархии. В этом выборе читалась намеренная провокативность.

Во многом благодаря вдохновенности исполнения и интерьеру, предельно аскетичному и монохромно-черному, часть вопросов была снята. Режиссер постановки Ольга Шайдуллина (Москва) создала пластический спектакль о человеческом грехе, о духовном самопознании. Физиологическое, осязаемо-чувственное освоение сценического пространства актерским квинтетом нижегородского Театра пластики «Преображение»; убедительная музыкальная трактовка пяртовской партитуры камерным хором «Нижний Новгород» как олицетворение вечно человеческого, страдающего и молитвенно-просящего «Господи, помилуй» (дирижер – Иван Стольников); эффектный, завораживающий видеоконтент и свет (автор – Вероника Скворцова): профессиональная звукооператорская работа, создававшая прекрасный саунд и эффект храмовой акустики (Дмитрий Сычев) позволяют говорить об оправданном риске. Попытка соединить физический театр с tintinnabuli-техникой Пярта внешне удалась, но вопросы в целесообразности такого подхода остались.

Программа «Три кита XX века» с музыкой Я. Ксенакиса, А. Пярта, В. Мартынова в исполнении московского ансамбля «Opus Posth» Татьяны Гринденко завершила двухмесячный осенний пяртовский марафон на площадке Центра современного искусства «Арсенал» – пропагандиста актуальной музыки в Нижнем Новгороде. Получилась очень красивая и убедительная смысловая арка – от звукового мира Пярта к Пярту в современном музыкальном мире.

По словам организаторов, метод «длительного погружения слушателя в музыку композитора» сработал. Успешность замысла, подвергавшегося первоначально сомнению, подтвердили зрительские аншлаги. Сыграла свою роль и престижность мероприятия, присутствие на котором имело статус «хорошего тона» и понимания художественного тренда. Увы, не все местные официальные и коммерческие структуры оценили социокультурный  масштаб события, хотя их помощь в осуществлении столь грандиозного для города проекта была бы неоценимой. Однако генеральное партнерство Райффайзенбанка обеспечило необходимый коммерческий имидж фестиваля. А организаторы и участники испытывают законную гордость – удалось если не все, то многое. Кто будет следующим героем нижегородской «Другой музыки» через два года? Продолжение следует…

Парусник надежды События

Парусник надежды

В Москве завершился Первый Международный конкурс вокалистов и концертмейстеров Хиблы Герзмава

Love metal умер, да здравствует love metal События

Love metal умер, да здравствует love metal

Экс-фронтмен финской рок-группы HIM Вилле Вало выпустил первую сольную пластинку

Заяц, ты меня слышишь? События

Заяц, ты меня слышишь?

В Московской консерватории проходит Второй мультимедиафестиваль «Биомеханика»

Мы сочиняем контекст События

Мы сочиняем контекст

Николай Попов и Александр Хубеев рассказывают о фестивале «Биомеханика» II