Звучащий дом Софии События

Звучащий дом Софии

О XIII фестивале современной музыки в Казани

В этом году фестиваль стал особенным событием и по масштабу, и по формату. Уже несколько лет он проходит при поддержке Союза композиторов России и Минкультуры России. Кроме четырех концертов, он впервые включил в себя международный композиторский конкурс и насыщенную образовательную программу с возможностью услышать лекции ведущих российских композиторов – Юрия Каспарова, Владимира Тарнопольского, Дмитрия Курляндского, Александра Хубеева, Николая Попова (и задать им вопросы). В образовательный блок также входили творческие занятия участников ридинг-сессий – победителей конкурса, с педагогами (Поповым и Хубеевым) и исполнителями Московского ансамбля современной музыки (МАСМ). Правда, ридинг-сессии проводились и раньше, и в течение нескольких лет, но в них участвовали композиторы только Поволжского региона.

Изменение формата фестиваля поставило перед командой его организаторов – Ляйлей Гарифуллиной (директор ЦСМ), Лейлей Монасыповой (художественный руководитель ЦСМ), Рамзией Усеиновой (пресс-секретарь фестиваля), Лилией Исхаковой (пиар-менеджер ЦСМ) – сложную задачу: соединить разноплановые концертные программы с конкурсом и образовательным блоком. В том, что фестиваль состоялся в обновленном виде, большая заслуга молодого композитора Романа Пархоменко, который в 2022 году возглавил творческую лабораторию молодых композиторов при ЦСМ. Ему не только удалось привлечь к конкурсу композиторов из 27 стран мира и организовать лекции мэтров, но и самому стать автором (одного из сочинений, отобранного и исполненного МАСМ, а также электроакустической фантазии к инсталляции Sofia) и, в довершении всего, взять на себя смелость продирижировать оркестром ЦСМ в двух концертах.

Главную цель фестиваля организаторы видят в продвижении современной академической музыки и творчества Софии Губайдулиной.  Он задумывался как далеко идущий, рассчитанный на перспективу, широкий просветительско-образовательный проект, в котором все должно быть подчинено приобщению к новой музыке музыкантов и широкой казанской публики, их знакомству с новым музыкальным языком произведений современных композиторов. Именно так организаторы фестиваля определяют свою миссию.

София Губайдулина номинирована на премию «Грэмми»

В этом году вся фестивальная программа (и концертная и образовательная) создавалась под знаком синтеза искусств, включая и творческую лабораторию (Synesthesia Lab). «Мы идем по такому пути, поскольку соединение современной музыки с другими искусствами облегчает и расширяет ее восприятие», – отметила Лейля Монасыпова. Идея синтеза искусств в полную силу проявилась на концерте открытия фестиваля в Галерее современного искусства (ГСИ), в программу которого были включены хореографический перформанс (в исполнении камерного балета Наиля Ибрагимова «Пантера») на музыку С. Губайдулиной и посвященная ей видеоинсталляция Sofia, где видео-арт был соединен с фрагментами ее интервью и музыки (режиссер Дидар Оразов, медиахудожник Андрей Свибович, звукорежиссер Йусуф Бикчантаев, композитор Роман Пархоменко).

Эти перформативные и медиавизуальные эксперименты соседствовали с оркестровой программой. В концерте прозвучали ранние сочинения Губайдулиной и Шёнберга, сюита Хермана к фильму «Психо» и «Посвящение» Низамова в исполнении оркестра ЦСМ под руководством композитора-дирижера Романа Пархоменко. При всей необычности программы, жаль, что на открытии фестиваля не было представлено новой музыки XXI века, отражающей композиторские поиски «звучания мира», – музыки, сложной технически и интеллектуально. В этом можно увидеть специфику казанского фестиваля, которая, в отличие от столичных, заключается в большей ориентации на академическую традицию (в плане стилистики), в том числе на национальную традицию, что проявляется в принципах отбора произведений (включая оркестровую программу).

Стержнем фестиваля (или, как сейчас принято называть, хедлайнером) стал Московский ансамбль современной музыки. С ним у ЦСМ давнее сотрудничество. МАСМ – один из немногих высококлассных российских коллективов, специализирующихся на исполнении новой музыки. Ансамбль, кроме участия в творческих занятиях в рамках «Композиторских читок», дал два концерта, которые подарили возможность казанским ценителям новой  музыки услышать сочинения российских композиторов разных поколений в превосходном исполнении (включая и премьеры сочинений казанских композиторов, специально написанных для ансамбля и отобранных им).

Программу обоих концертов представляла музыковед Виктория Коршунова, директор МАСМ, создавая своей непринужденной манерой ведения концерта доверительную  атмосферу в зале. Хотя неподготовленной публике не хватило лаконичной характеристики исполняемых сочинений. Новая музыка требует определенной настройки на восприятие, и слово музыковеда может стать той «нитью Ариадны», доводящей идею автора до слушателей.

Все шесть произведений, прозвучавших в зале Союза композиторов (СК), написаны специально для МАСМ. Все были исполнены в Казани впервые. Трио для виолончели, бас-кларнета и фортепиано Ляйсан Абдуллиной и трио-токката «Перекати-поле» для скрипки, виолончели и фортепиано Елены Анисимовой настроили слушателей на философский лад и размышления о драматичности нашего времени и человеческого бытия. Яркая по образам и ясная по форме музыка.

Совсем в другом ключе – расширение звуковой палитры за счет нетрадиционных способов звукоизвлечения – написано трио «Освещенный путь» для бас-флейты, скрипки и фортепиано Лилии Исхаковой. Несмотря на то, что автор предложила в качестве «программы» поэтический образ «восходящего путника, окруженного сияньем луны, на склоне горы», сочинение воспринимается как абстрактная звуковая композиция.

Сильное впечатление произвело впервые исполненное в Казани сочинение петербургского композитора Александра Радвиловича «Чумная колонна» (2022) для пяти инструментов (флейты, кларнета, фортепиано, скрипки и виолончели), навеянное событиями пандемии. В нем автор удачно соединил традиционную структуру и новые тембровые средства выразительности, направленные на создание трагического образа. Вся пьеса – вырастающая звуковая вертикаль (в процессе становления), некое олицетворение Чумы; после кульминации звучит виолончельная тема, подобная личностному высказыванию о преодолении тяжелого испытания, и отрешенный квазихорал в конце произведения.

Также впервые казанская публика услышала сочинения Дмитрия Курляндского и Александра Хубеева, написанные в авангардной стилистике. Пьеса «~#(:-&PER4Musicians» (2011) для кларнета, скрипки, виолончели и фортепиано Дмитрия Курляндского связана с его методом «объективной музыки», благодаря которому акустические события (зачастую это шумовые звуки, производимые разными нетрадиционными способами на музыкальных инструментах) встраиваются в определенную временную матрицу. Обращает на себя внимание то, каких больших усилий требует от музыкантов исполнение этого сочинения, – усилий, по словам самого Курляндского (из интервью), «направленных на борьбу со своей природой и с природой инструмента».

Похожее нетрадиционное использование инструментов (правда, здесь с помощью специальных приспособлений) отличает и пьесу Александра Хубеева Massimo Sempre («Максимум всегда») для флейты, кларнета, фортепиано, скрипки и виолончели. В ее основе – игра с тембрами, их персонификацией и взаимодействием. Ведущая роль в опусе Хубеева принадлежит фортепиано. Весьма изобретательна драматургия сочинения, объединяющая все звуковые явления через прием «катающегося шарика» (мячика от пинг-понга, скользящего по струнам фортепиано), который имитируют струнные и духовые инструменты. В этой пьесе бессменный пианист МАСМ Михаил Дубов, подобно факиру, словно колдовал в «недрах» рояля. Особенно фантастично прозвучал средний раздел (как раз с этими мячиками).

Ловишь себя на мысли, что исполнителей подобных партитур новой музыки в Казани не найти. Поражает доведенная до совершенства слаженность ансамбля и стилистическая отточенность. Исполнительское искусство музыкантов МАСМ (в фестивале участвовали Михаил Дубов –   фортепиано, Евгений Субботин – скрипка, Ольга Демина – виолончель, Олег Танцов – кларнет и Мария Алиханова – флейта) трудно переоценить.

После завершения программы публика с благодарностью и восхищением аплодировала музыкантам и долго не отпускала со сцены.

Если выступление ансамбля в зале СК можно отнести к разряду академических концертов современной музыки, то концерт МАСМ в Центре современной культуры «Смена», рассчитанный на молодежную аудиторию, – совсем другой, он включал сочинения с электроакустикой и мультимедиа, что позволяла и сама специфика зала. Вся программа состояла из казанских премьер и с большим энтузиазмом принималась слушателями.

Впервые в Казани была исполнена пьеса Николая Попова KCI_23/11 для виолончели, электроники и видео – современный мультимедийный опус, в котором видео-арт является неотъемлемой частью композиции, соединяющей визуальное и звуковое начала, которые усиливают друг друга.

Сочинение американского классика Стива Райха Vermont Counterpoint («Вермонтский контрапункт») для флейты и электроники – это любимая во всем мире и часто исполняемая пьеса для флейты-соло (в этом концерте – Мария Алиханова) с ее живым звучанием, наложенным на фонограмму флейтового ансамбля. В зале словно звучал большой оркестр из флейт, исполняющий композицию в стиле американского минимализма.

К электроакустическому блоку примыкает пьеса Романа Пархоменко way | light | trees для четырех исполнителей (кларнета, скрипки, миди-клавиатуры и объектов). Главная партия в сочинении поручена препарированному фортепиано, каждый звук которого сопровождается резонансным шлейфом, дополненным записанными звуками на мультимедийной клавиатуре. Как поделился сам композитор, в этом сочинении у него было желание передать физические ощущения от природы (например, от солнечного света).

Контрастно прозвучали пьеса композитора из Нижнего Новгорода Екатерины Суворкиной «Формулы сна» для флейты, кларнета, фортепиано, скрипки и виолончели, написанной для академии в Чайковском, и сочинение Петериса Васкса Castillo interior («Внутренний замок») для скрипки и виолончели. Первый опус, будучи алеаторическим экспериментом в ансамблевом музицировании, погрузил слушателей в звуковую ауру сна. А в пьесе латвийского композитора, написанной в русле традиционной академической композиции, противопоставлен материал в стиле народного пения виртуозным токкатным эпизодам, которые к концу произведения сходят на нет. Словно душа героя отгораживается от стремительного безумного мира. Слушатели бурно реагировали на блестящую виртуозную игру Евгения Субботина (скрипка) в этом сочинении.

Как показал этот, в общем-то, во многом экспериментальный концерт, в Казани нет проблем со слушательской аудиторией. Современный казанский слушатель всеяден. Долг музыкантов – знакомить публику с новым музыкальным языком, с новыми тенденциями в развитии современной композиции. И это в полной мере удается масмовцам.

Концерт на закрытии фестиваля в зале церкви св. Екатерины со стилистически неоднородной программой так же, как и три предыдущих,  стал ярким событием в музыкальной жизни Казани. Этот зал позволил включить органные сочинения в исполнении органистки, лауреата международных конкурсов Фариды Нуруллоевой. Среди  них –  «Интерференция» Николая Хруста (казанская премьера), пьеса Софии Губайдулиной «Светлое и темное» и Фантазия соль минор И. С. Баха – композитора, оказавшего самое сильное влияние на творчество Губайдулиной.

Дмитрий Шостакович, София Губайдулина. Скрипичные концерты. Challenge Classics

Оркестровая программа отличалась стилистическими контрастами. Впервые в Казани в исполнении Оркестра Центра современной музыки Софии Губайдулиной прозвучало сочинение профессора Московской консерватории Юрия Каспарова «Эхо тишины» для фортепиано, гобоя, трубы, колоколов, трех скрипок, альта, виолончели и контрабаса. Композиция строится на звучании русской народной песни (теплый звук фортепиано с педальным приемом «эхо»), на ее расщеплении, трансформации, тембровых взаимодействиях, на сохранении узнаваемости даже по ее оставшимся «осколкам», в финале соединенным с колоколами (символ культурного кода). В комментарии автор пишет: «Мы вслушиваемся в тишину часто или от случая к случаю, осознанно или чисто рефлекторно… и чем внимательнее, тем отчетливее различаем среди прочего эхо ушедшего. Того, что уже не вернется, каким было…»

Культовое произведение начала XX века американского композитора Чарльза Айвза «Вопрос, оставшийся без ответа» (для камерного оркестра) с его оригинальной драматургией прозвучало так же свежо, как, наверное, и сто лет назад. Особо понравилось публике яркое по энергетике, заводное, веселое сочинение композитора из Мексики Габриэлы Ортис «Риф». В завершение концерта оркестр исполнил третью и четвертую части «Просветленной ночи» Шёнберга – музыку позднего романтизма в духе «Тристана» Вагнера.

На самом деле выделить какой-то один концерт трудно. И это вполне закономерно, поскольку при формировании программы ставилась цель показать весь спектр направлений современной музыки – ансамблевой, оркестровой – в сочетании с другими видами искусства и с новыми электроакустическими и мультимедийными технологиями.

Главным итогом фестиваля стало погружение молодых (и не только) композиторов в пространство новой музыки, в эксперименты со звуком, приобщение к новому музыкальному мышлению, а вместе с этим расширение слушательских горизонтов, нацеленное на приятие экспериментальной звуковой эстетики и на понимание идей, заложенных в произведениях современных композиторов.

Впереди длинный путь воспитания музыкантов и слушателей, исполнения программ новой музыки, ранее не звучавшей в Казани и в России, открытия публике новых имен композиторов, включая и казанских авторов. Нынешний фестиваль показал, что в Центре современной музыки Софии Губайдулиной сформировалась команда, нацеленная на развитие молодых композиторов и казанских слушателей через лаборатории, образовательные программы и концерты.

Как показывает история фестивалей современной музыки в мире (Россия не исключение) и история создания коллективов, исполняющих ее, многое зависит от персональных инициатив и энтузиазма молодых. Есть надежда, что этот фестиваль – начало чего-то бóльшего, и в Казани будут регулярно звучать новинки авторов наших дней.
Шесть часов в Доме Радио События

Шесть часов в Доме Радио

От барочного натюрморта до композитора за диджейским пультом

Девять лет спустя События

Девять лет спустя

Академический симфонический оркестр Самарской филармонии выступил в Москве

В ночь лунного затмения События

В ночь лунного затмения

В Башкирском театре оперы и балета обратились к национальной опере

Юбилей Владимира Федосеева справили по-русски События

Юбилей Владимира Федосеева справили по-русски

В альма-матер дирижера прозвучали Чайковский и Свиридов