Александр Журбин: <br>Творю свободно, как птица Персона

Александр Журбин:
Творю свободно, как птица

7 августа исполняется 75 лет композитору Александру Журбину (АЖ) – признанному автору мюзиклов и песен, рок-опер и просто опер, а также многих сочинений академического жанра. С сентября по декабрь в разных залах страны пройдет Пятый юбилейный большой фестиваль Александра Журбина «Серьезно и легко!» В преддверии событий композитор ответил на вопросы шеф-редактора издательства «Композитор» Петра Поспелова (ПП).

ПП Александр Борисович, мы недавно закончили работу над изданием вашей Пятой симфонии, носящей заголовок Sinfonia Bizzarra («Странная симфония»). Это действительно очень причудливое сочинение в пятнадцати частях, с четырьмя солистами. В симфонии есть и зажигательные жанровые номера, и драматичные военные сирены. Конечно, композитор не может пересказать партитуру словами, но что послужило толчком для возникновения замысла?

АЖ Я задумал цикл из пяти симфоний очень давно, когда заканчивал Институт Гнесиных у Николая Ивановича Пейко и писал дипломную работу – Первую симфонию. Это был 1969 год. Тогда же придумал названия: Sinfonia Concertante, Sinfonia Giocosa, Sinfonia Romantica, Sinfonia Tragica, Sinfonia Bizzarra. С тех пор я строго следовал плану, писал эти симфонии именно в том порядке, как это было задумано.

Но, конечно, в ту пору понятия не имел, чем буду заполнять симфоническую форму, каким там будет, выражаясь современно, «контент». И конечно, этот «контент» каждый раз рождался от ситуации, от времени и места.

Вторая симфония (Giocosa) была действительно веселой: я был молод и весел, все только начиналось. Третья – романтической, потому что мы с семьей начали тогда новую жизнь в США. Кстати, это наиболее американская из моих «музык», я испытывал влияние замечательного американского композитора Ховарда Хэнсона, мало известного в России. Четвертая симфония родилась как рефлексия на ужас, пережитый 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке – в тот день я находился буквально в двух шагах от места катастрофы и чуть не погиб.

Ну а когда наступил 2015 год, я подумал, что пора подводить итоги: мне исполнилось 70, и я написал Симфонию Bizzarra, то есть «странную», но у нее еще есть и подзаголовок «Play, memory!» (это аллюзия на прекрасные мемуары Набокова Speak, Memory). Мне не хочется раскрывать все коды и намеки, которые содержатся в ткани этой симфонии. Кстати, теперь, когда партитура напечатана – спасибо вам и издательству «Композитор», – она доступна любому желающему. Могу только сказать: да, в ней есть автобиографические мотивы.

ПП Судя по нескольким автоцитатам, в этом сочинении вы оглядываетесь назад. Но это не итог? Ведь следом возникла Шестая симфония.

АЖ Она появилась неожиданно для меня самого. У нее тоже итальянское название – Sinfonia con programma letteraria, то есть «Симфония с литературной программой» или «Программная симфония». Но программу я решил не раскрывать. Да какое это имеет значение? Музыка есть музыка, и ее надо воспринимать как музыку, без всяких литературных эквивалентов. Таких программных сочинений полно и у Бетховена, и у Чайковского, и у Шостаковича. Конечно, музыковеды находят ключи и как-то расшифровывают композиторские замыслы, но музыка от этого не меняется. Имеет ли для нас значение, что в первой части Седьмой симфонии Шостакович изображал не фашистское нашествие, а сталинские злодейства? Да, пожалуй, нет. Образ зла говорит сам за себя, без литературных подсказок, а какое конкретно это зло – сталинское, гитлеровское или, скажем, времен императора Нерона – не принципиально.

ПП С пользой ли вы провели время в самоизоляции?

АЖ Честно говоря, в моей жизни мало что изменилось. Ведь композитор – это одинокая профессия, он проводит свое время за рабочим столом, у рояля или у компьютера. По сути дела – во вполне осознанной самоизоляции. И в этом смысле все было как всегда. Даже стало лучше. Потому что отпали все дружеские встречи, светская жизнь, премьеры, вернисажи и т.д. Никуда не надо торопиться, все время можно посвятить творчеству. Конечно, я читал книги, смотрел пропущенные когда-то фильмы, но в основном все-таки писал. А вернее, редактировал и корректировал. Это огромная часть композиторской жизни, и она занимает очень много времени. Она не такая эффектная, как показывают в фильмах, когда композитор идет по улице или по берегу моря и ему в голову приходит мелодия. Нет, это довольно скучная и однообразная работа: композитор сидит у компьютера и просматривает свои огромные партитуры, ставит штрихи, нюансы.

Но без этого никак нельзя. У меня ведь впереди юбилейный фестиваль, и на нем будет представлено несколько моих больших произведений – две новые оперы, Шестая симфония, еще много всего. Это надо привести в порядок, чтобы на репетициях не терять времени на исправление ошибок.

ПП Каковы ваши последние композиторские опыты?

АЖ Самое последнее сочинение, что я написал, называется Fine Fantasy for Fadolin. Я посвятил его сыну – великолепному музыканту и композитору Льву Журбину. Фадолин – новый музыкальный инструмент – большая скрипка, объединяющая в себе скрипку, альт и виолончель. К скрипичным струнам ми – ля – ре – соль добавлены еще две – до и фа. У этого инструмента новые интересные возможности – и тембровые, и виртуозные. Лёва блестяще играет на нем. Всего фадолинистов в мире пока человек двадцать, но они все фанаты и считают, что скоро многие переключатся на него. Я решил помочь и расширить репертуар оригинальных пьес для фадолина. Ну, а кроме того, я завершил свои вокальные циклы на стихи Цветаевой (циклов всего три, а романсов двадцать пять), написал для Московского театра оперетты новый мюзикл «Куртизанка», для Театра кукол С.В.Образцова – музыку к спектаклю «Чиполлино».

ПП Вас относят к «третьему течению», которое объединяет признаки классической музыки и разных неакадемических школ. Повлиял ли на вас кто-то из западных коллег?

АЖ Я всегда называю трех западных композиторов: Густав Малер, Курт Вайль и Леонард Бернстайн. В каком-то смысле эта «троица» сформировала меня, и я пытался им подражать. Главное в них – это пренебрежение «моностильностью», «чистым стилем», на котором упорно настаивали «нововенцы», а также многие из недавних и нынешних авангардистов (в частности, Эдисон Денисов). А мне всегда казалось, что некоторое стилистическое мерцание, колебание «стилистической волны» идет на пользу произведению. И началось это в моей жизни давным-давно. Я вел программу «Музыкальные перекрестки» на радио «Орфей», а потом выпустил книгу «Моя история музыки», где пристально изучал полистилистические «кейсы» у Гайдна, Моцарта, Бетховена. Их не так много, но они есть.

Конечно, бывает, что один и тот же композитор пишет и в одном, и в другом стиле в разных произведениях. Сравним Вторую симфонию Брамса и его же Венгерские танцы. Или Десятую симфонию Шостаковича и его всемирно известный Вальс № 2. Ведь если не знать, вы вряд ли предположите, что это написано одной рукой…

Но особенно интересно, когда это происходит на протяжении одного произведения. И первым тут надо вспомнить нашего Альфреда Гарриевича Шнитке. Он, если не ошибаюсь, изобрел этот термин – «полистилистика», и он, можно сказать, разработал технику, даже технологию сочетания разных стилей, ничуть этого не стеснялся и даже наоборот – всячески это пропагандировал. Правда, копиистов и эпигонов у него много, а настоящих последователей – единицы. Но посмотрим, что будет дальше. На мой взгляд, будущее именно за этим музыкальным направлением. Можно назвать его «третьим».

ПП Как вы определите место отечественного «третьего течения» в контексте мировой музыки?

АЖ Европейская музыка – это не больше одного процента всей музыки, звучащей на земном шаре. А так называемая авангардная музыка – это одна тысячная европейской музыки, то есть 0,0001 процента мировой музыки. Кичиться здесь нечем. И, конечно, весь мир ничего не знает о нашем «третьем направлении». И к этому мы относимся спокойно…

Поэтому отбросим «всю музыку на свете» и обратимся к России в ее сегодняшнем состоянии. И здесь я с уверенностью могу сказать, что наша «Могучая кучка» – композиторы «третьего направления». Перечислю всех, это несложно. Это Геннадий Гладков, Эдуард Артемьев, Владимир Дашкевич, Алексей Рыбников, Максим Дунаевский, покойный Марк Минков, а также ваш покорный слуга. Всего семь человек. Можно нескромно сказать: «Великолепная семерка». Чем отличается эта семерка? У каждого из ее авторов есть несколько (а у некоторых десятки) популярных на всю Россию, а то и на весь мир, песен, которые все могут напеть и узнать. Но каждый из них закончил консерваторию, владеет всеми премудростями композиторской профессии, может сделать партитуру для большого симфонического оркестра или написать фугу. И я написал множество сочинений во вполне серьезных жанрах.

Но штука в том, что последние умения очень распространены, их изучают в консерватории, и овладеть этим может каждый профессиональный музыкант. А вот написать песню типа «Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету», как это удалось Гладкову, да так, чтобы несколько поколений детей повсюду пели эту песню, – этому в консерватории не учат. Да этому и невозможно научиться, для этого нужен особый дар.

И в этом смысле «третье направление» – уникальное соцветие людей, их надо беречь. Увы, мы все уже не молоды, но я не вижу никого, кто идет нам на смену…

ПП Если композитор работает и в серьезном, и в популярном жанре, успех песен и мюзиклов вредит его симфониям?

АЖ Тут двояко: и помогает, и мешает. С точки зрения продвижения моей музыки на концертную сцену, в театры, в кино – это хорошо. У меня есть имя, оно работает и часто открывает многие двери. С другой стороны, критики, серьезные критики (их у нас очень мало, но они все-таки есть) часто меня не замечают, игнорируют, не приходят на мои премьеры, на исполнение моих сценических произведений и совсем ничего обо мне не пишут. Но я к этому привык. Ну не пишут – и не надо. В нашей стране это не важно. Вот в Европе и в Америке, напротив, крайне важно: для составления твоего резюме ты должен представить несколько пресс-клипов (вырезок) из крупных газет и журналов. А здесь, у нас, такое впечатление, что критику читают только… критики, узкий круг профессионалов, тусующихся вместе, поздравляющих друг друга, вручающих друг другу премии. У них есть свои кумиры, свои гении, широко известные в узких кругах.

Но я вне этого круга – и слава богу! Зато я не ангажирован, не подчиняюсь никаким законам и творю свободно, как птица. Хочу – напишу песню, хочу – авангардную пьесу для камерного ансамбля, огромную симфонию или мюзикл. И пазл как-то складывается сам собой. И я бываю очень доволен (иногда!) результатом.

Вот моя опера «Мелкий бес». Никто из критиков на нее не пришел. А те, кто пришли, ничего не написали… или, как одна дама, написали всякие глупости… Но опера-то идет. И это один из самых успешных спектаклей в репертуаре Камерной сцены Большого театра, седьмой сезон. И зал всегда полон. И будет идти в рамках моего фестиваля 7 и 8 ноября. И я надеюсь там присутствовать.

Так что как-то обхожусь.

С Леонардом Бернстайном

ПП Каковы, на ваш собственный взгляд, ингредиенты вашего стиля: романтический симфонизм, авангард, высокий джаз, песни с «Привоза», можете продолжить?

АЖ Отвечу коротко: всего понемногу. Есть все то, что вы назвали, плюс еще десяток таких же условных наименований. В принципе, мое образование позволяет мне писать музыку в любой технической системе… Из всех систем я выбираю те, что мне нравятся. У меня есть и серийные сочинения, и минималистские. Но все-таки за всеми этими «правилами» можно разглядеть меня, именно меня, а не просто подражателя кому-то…

ПП Как вы себя позиционируете социально? Патриот, лояльный гражданин, оппозиционер?

АЖ Непростой вопрос. Пожалуй, я себя позиционирую как человека либеральных ценностей. Что это такое – в двух словах не расскажешь, но кому надо, тот поймет. Нет, оппозиционером я себя не считаю, на митинги не хожу, в антикремлевских акциях не участвую. Хочу себя сохранить и в физическом, материальном смысле, и духовно. Вспомним, как было написано на кольце царя Соломона: «Все пройдет» (кстати, многие считают, что это слова самого Соломона, а на самом деле эти слова были выгравированы на кольце, которое ему подарил мудрец). Так вот, все пройдет, и я уже жил при десяти правителях России, начиная со Сталина. Музыкантам, композиторам, на мой взгляд, надо держаться от всего этого подальше, чтобы потом не было стыдно. А тот, кто подписывает письма, выступает за власть или за оппозицию, – всегда имеет в этом какой-то свой интерес. Гораздо вернее хранить молчание и заниматься своим делом. И тогда есть шанс, что вас вспомнят, когда и «это пройдет». И вспомнят именно ваше творчество, ваши книги, ваши скульптуры или стихи. А не то, как вы здорово выступали на митингах…

Кто сейчас помнит, что Рихард Вагнер вместе с Бакуниным сражался на баррикадах во время Дрезденского восстания 1849 года? Только историки музыки. Мы любим Вагнера не за это…

«Служенье муз не терпит суеты» – сказал поэт. (Хотя сам этот поэт немало «суетился» и сделал в жизни, к сожалению, гораздо меньше, чем мог бы сделать.) А вот Бетховен имел репутацию оппозиционера. Хотя кто сейчас помнит, с какими императорами и курфюрстами он сражался? Их имена давно забыты, а их слава только в том, что они жили во времена Бетховена…

Вспомним знаменитую картину, где Бетховен и Гёте идут сквозь светскую толпу, Бетховен – с гордо поднятой львиной головой, Гёте – светский и льстивый, склонившийся перед императрицей. Бетховен никогда не скрывал своей радикальности во всем, и его роль в музыке и вообще в искусстве сделали его кумиром различных революций, в том числе и социальных. Однако он охотно посвящал свои произведения графам и князьям, а иногда и императорам (Александру Первому!), получал за это щедрое вознаграждение. Вел себя в обществе вызывающе, но при этом его образ жизни был вполне буржуазный. Так что я гораздо больше склонен подражать Бетховену, чем Гёте.

ПП А художественно – вы народный композитор, битник-западник, классик-универсал?

АЖ По-разному в разные периоды жизни. Сначала я был «классик», «академик» – и то, и другое звучит нелепо, но как еще объяснить, что я писал традиционную музыку, без всяких отклонений в авангард и без какой бы то ни было электроники? Потом, после 1975 года, после «Орфея и Эвридики» и нескольких успешных песен я неожиданно для себя стал композитором популярной музыки, стал писать для кино, для музыкального театра, для эстрады. В музыке появилось много электроники, у меня долгое время была хорошая домашняя студия, одна из первых в Москве. Академическая музыка продолжалась, но ушла на второй план. Пожалуй, в этот момент меня можно было бы назвать «народным композитором».

И наконец, в последние десять лет моя жизнь вдруг совершила обратный ход: началась своего рода «варьированная реприза», когда я пишу только традиционную музыку для традиционного оркестра, пишу оперы для голосов бельканто и получаю от этого большое удовольствие. А песни пишу только по случаю, для кино или театра.

Пожалуй, западным битником я никогда не был, хотя хорошо разбирался в рок-музыке, даже написал об этом несколько статей. Но по укладу своей жизни я всегда оставался консерватором: не курю, живу без алкоголя, без наркотиков, 43 года с любимой женой Ириной, обожаю своего талантливого сына и двух наших внуков.

ПП Театры охотно ставят ваши мюзиклы, но вы пишете и оперы, которым куда труднее найти путь на сцену, зачем?

АЖ Я верю, что опера – это жанр будущего. Просто надо найти верный рецепт, как сочетать, как комбинировать традиционную оперу, которая живет уже более 400 лет, с современными звучаниями. Все так называемые авангардные оперы потерпели фиаско: одно-два представления в нескольких городах, и они улетают в «Летейскую библиотеку», как говорил Набоков. Это неверный путь, ложный путь, и композиторы, именно композиторы должны совместными усилиями найти другой, новый путь, путь к людям. Чтобы каждая премьера новой оперы становилась общественным событием, как это было во времена Чайковского или Пуччини. И я верю, этот момент настанет.

ПП Ваша работа с поэтами. Вы ищете стихи или отдаете поэту готовую мелодию?

АЖ И то, и другое. Некоторые мои песни являются подтекстовками моих мелодий. Но больше люблю отталкиваться от стихов. Если речь идет о живом поэте, то мы работаем вместе, и я порою активно вмешиваюсь в первоначальный поэтический текст. Но это нормально, и умные и опытные поэты это понимают. В музыкальном произведении последнее слово – за композитором, тут не место для обид. А те мои соавторы, которые упрямо настаивают на неизменности своего текста, перестают быть моими соавторами. Мои главные поэты на сегодня – это Сергей Плотов, замечательный мастер, и моя жена, Ирина Гинзбург-Журбина, с которой у нас уже много написанных «хитов».

ПП Продолжаете ли вы работать в кино?

АЖ Иногда приходят предложения, которые я отвергаю из-за ужасного качества сценариев… Впрочем, написал за последнее время музыку к двум фильмам: «Странники терпенья» режиссера Владимира Аленикова и «Любовь и монстры» молодого режиссера Екатерины Краснер.

ПП Чего вы ждете от юбилейных событий?

АЖ Запланирован большой фестиваль. Что из него получится – бог весть. Пандемия нас всех очень подвела. Как рассаживать на сцене хор и оркестр? Как посадить публику через одного? Как сидеть в масках – и в зале, и на сцене? Все это одновременно и комично, и трагично. Посмотрим, не будем загадывать. Я сделал все, чтобы фестиваль состоялся… Огромное спасибо всем, кто поддержал мое начинание, –  Министерству культуры, Департаменту культуры города Москвы, Благотворительному фонду «Искусство, наука и спорт», Благотворительному фонду Михаила Рудяка. Всем низкий поклон!

ПП Как всегда – планы на будущее?

АЖ Проведу фестиваль и хочу, наконец, отдохнуть… Поехать к теплому морю, полежать на пляже. Но недолго. Еще есть несколько крупных замыслов, надо их осуществить.


С сентября 2020 по февраль 2021 года в Москве будет проходить V Юбилейный большой фестиваль композитора Александра Журбина «Серьезно и легко!». В течение нескольких месяцев на лучших московских музыкальных и театральных сценах пройдут концерты и спектакли с музыкой Александра Журбина. Среди них – несколько мировых премьер!

 

В фестивальной программе:

23 сентября

Официальное открытие фестиваля в Москве

Концерт в Большом зале Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского

В программе: Шестая симфония (мировая премьера), Концерт для фортепиано с оркестром

 

А также:

Мировые премьеры

  • Опера «Анна К.» (концертное исполнение)
  • Опера-буфф «Счастливый день»
  • Мюзикл «Диббук» («Между двух миров»)
  • Мюзикл «Куртизанка»

Спектакли

  • «Мелкий бес» – Государственный академический Большой театр России, Камерная сцена имени Б.А.Покровского
  • «Метаморфозы любви» – Московский академический музыкальный театр имениК.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко
  • «Лиромания» – «Театр Луны»
  • «Недоросль» – Московский музыкальный театр под руководством Геннадия Чихачёва

Концерты

  • Концерт камерной вокальной музыки «Романсы и арии из опер»
  • Концерт музыки для баяна
  • Концерт «Семья Журбиных»
  • Концерт «Песни, романсы, сцены из мюзиклов»

 

Александр Журбин каждые 5 лет представляет московской публике свои новые работы, а также те сочинения, которые были написаны ранее, но по каким-то причинам не прозвучали.

В этом году проходит пятый по счету фестиваль. Первый назывался «Возвращение Орфея», второй – «Пять юбилеев», третий – «Музыка. Театр. Кино», четвертый – «Все к лучшему!».

Пятый фестиваль композитор назвал «Серьезно и легко!». «Эти два слова, – говорит Александр Журбин, – очень подходят ко всему, что я делаю. Я пишу легко, но отношусь к каждой своей ноте очень серьезно. И мой девиз – серьезная академическая музыка должна быть понятна любому образованному человеку, не только специалистам-музыкантам. А легкая музыка не должна быть примитивной и пошлой, она должна быть построена по классическим законам».

Фестиваль 2020 года – итог большого творческого пути композитора Александра Журбина.

Программа V Юбилейного большого фестиваля композитора Александра Журбина «Серьезно и легко!»

18-22 сентября – Выставка «Александр Журбин: предварительные итоги»
Российский национальный музей музыки. Фойе 2 этажа

22 сентября 17:00 – Пресс-конференция фестиваля
Российский национальный музей музыки. Прокофьевский зал

23 сентября 19:00 – Открытие фестиваля. Симфонический концерт
Московская государственная консерватория имени П.И.Чайковского. Большой зал

Государственная академическая симфоническая капелла России Дирижер – Филипп Чижевский.

Солисты: Полина Осетинская (фортепиано), Рустам Комачков (виолончель)
В программе:

Шестая симфония («Sinfonia con programma letteraria»), op.61. Мировая премьера

Концерт для фортепиано с оркестром («Санкт-Петербург»), op.41. Мировая премьера

Пьесы для виолончели с оркестром: «Дифирамб», «Веретено» (мировая премьера)

Увертюра из телесериала «Тяжелый песок»

1 октября 19:00 – Презентация книги «Закулисные тайны и другие истории»Государственный историко-архитектурный, художественный и ландшафтный музей-заповедник «Царицыно». Хлебный дом

13 октября 19:00 – Опера «Анна К.», концертное исполнение. Мировая премьера
Концертный зал имени П.И.Чайковского

Государственная академическая симфоническая капелла России Дирижер – Валерий Полянский

Режиссер спектакля – Игорь Яцко

23 октября 19:00 – Презентация спектакля «Чиполлино»
Государственный академический центральный театр кукол С.В.Образцова

27 октября 19:00 – Опера «Счастливый день». Мировая премьера
Тульская областная филармония имени И.А.Михайловского

Тульский филармонический симфонический оркестр
Тульский государственный хор
Дирижер – Владислав Лаврик

Режиссеры спектакля – Полина Бертэн, Дмитрий Маркин

7 ноября 19:00 – Вечер вокальной музыки «Романсы и арии из опер» Музыкальный театр «Геликон-опера». Белоколонный зал
Солисты: Андрей Батуркин, Лариса Андреева, Дмитрий Ульянов, Екатерина Бачук, Алексей Мочалов, Татьяна Мочалова, Зоя Петрова, Дарья Терехова, Мария Пахарь, Мария Макеева, Василиса Бержанская

В программе:

Семь романсов на стихи Марины Цветаевой (цикл «Любовь»)

Романс «Кактус»

Пять романсов Константина Батюшкова

Три романса «Из немецкой народной поэзии»

«Часть речи». Стихи Иосифа Бродского

Три мадригала на стихи Уильяма Шекспира

Баллада Ульрики из оперы «Метаморфозы любви»

Баллада Альмы из оперы «Метаморфозы любви»

Баллада Лу Андреас-Саломе из оперы «Метаморфозы любви»

Три романса на стихи Марины Цветаевой

7, 8 ноября 19:00 – Опера «Мелкий бес»
Государственный академический Большой театр России. Камерная сцена имени Б.А.Покровского

12 ноября 19:00 – Мюзикл «Лиромания»
«Театр Луны»

17 ноября 19:00 – Опера «Счастливый день»
Московский международный Дом музыки. Театральный зал

Тульский филармонический симфонический оркестр
Тульский государственный хор
Дирижер – Владислав Лаврик

Режиссеры спектакля – Полина Бертэн, Дмитрий Маркин

27 ноября 19:00 – Концерт «Семья Журбиных»
Центральный Дом актера имени А.А.Яблочкиной

8 декабря 19:00 – Концерт «Песни, романсы, сцены из мюзиклов»
Театр «Школа современной пьесы»

12 декабря 19:00 – Оперетта-водевиль «Недоросль»
Московский музыкальный театр под руководством Геннадия Чихачёва

17 декабря 19:00 – Концерт баянной музыки
Российская академия музыки имени Гнесиных

20 февраля 2021 года – Мюзикл «Куртизанка». Мировая премьера
Московский театр оперетты

To be announced – Спектакль «Диббук». Мировая премьера
Театр «Школа современной пьесы»

To be announced – Видеоверсия оперы «Метаморфозы любви» Московского академического музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко
Центральный Дом актера имени А.А.Яблочкиной. Малый зал

To be announced – Допремьерный показ фильма «Любовь и монстры»

 

Генеральный продюсер фестиваля: Ольга Гебгарт
тел.: 8 (905) 517-05-38
e-mail: gebochka@mail.ru

Пресс-служба фестиваля: Марина Павлова
тел.: 8 (903) 286-22-58
e-mail: pavlovamar@yandex.ru

Владимир Васильев: <br> Надо жить! Остальное приложится Персона

На сцене Татарского театра оперы и балета состоялась мировая премьера спектакля Владимира Васильева «И воссияет вечный свет» на музыку «Реквиема» Моцарта

Кристиан Ярви: <br>Мало кто знает, какой я на самом деле Персона

Кристиан Ярви:
Мало кто знает, какой я на самом деле

Американский музыкант родом из Эстонии Кристиан Ярви уже занял прочное место в авангарде классического исполнительства. В последнее время Ярви все активнее выступает в роли композитора.

Эндрю Уоттс: <br>Если вы создаете программы для Зальцбурга, то не надо приглашать одних и тех же людей Персона

Эндрю Уоттс:
Если вы создаете программы для Зальцбурга, то не надо приглашать одних и тех же людей

24 и 28 сентября в Музыкальном театре имени К.

Кирилл Кравцов: <br>Я отдыхал от классической музыки Персона

Кирилл Кравцов:
Я отдыхал от классической музыки