Аполлоническое и дионисийское в Парке Горького События

Аполлоническое и дионисийское в Парке Горького

Солисты Нижегородского театра оперы и балета выступили с программой «Горький и Ницще»

Максим Горький и Фридрих Ницше – что связывает русского писателя, «буревестника революции» с одним из самых загадочных философов-волюнтаристов? Они никогда не переписывались и не виделись: после смерти Ницше Горький получил приглашение его сестры посетить их дом, но этого так и не случилось. Сам писатель нередко обращался к философским трактатам Ницше, переосмысляя некоторые его идеи, пытаясь с их помощью объяснить события того времени, но о влиянии работ немецкого философа в своих письмах не упоминал. Многие отечественные исследователи не так давно стали находить черты «ницшеанства» в ранних произведениях Горького, которые в советское время были покрыты идеологическим слоем. И пока в литературоведении тема «Горький и Ницше» только начала набирать оборот, худрук Нижегородского театра оперы и балета Алексей Трифонов предложил новую попытку объединить фигуры двух гениев – теперь в контексте музыки XIX-XX веков. В его авторской программе «Горький и Ницше», впервые исполненной в июле в Пакгаузах на «Стрелке», представлены сочинения, написанные на стихотворения Горького и Ницше, а также примеры музыкального творчества философа. Нынешняя презентация проекта состоялась в рамках фестиваля «Горький в Парке Горького» в формате open air, став отличной прелюдией к старту нового концертного сезона.

Концепция программы будто бы предназначена для музыковедов или увлеченных меломанов, но никак не для посетителей главного столичного парка – электросамокатчиков, мамочек с детьми, влюбленных пар, которые волей-неволей стали свидетелями концерта «Горький и Ницше» на Главной сцене неподалеку от фонтанов. Звукорежиссер вечера постарался, чтобы голоса солистов Нижегородского театра были слышны даже на самых отдаленных точках Парка Горького. Несмотря на специфику «музыки под открытым небом», звук был отстроен удачно, вокальная и фортепианная партии находились в балансе, что на подобных концертах бывает довольно редко. Те же счастливчики, которые успели зарегистрироваться на концерт, смогли по достоинству оценить вокальное искусство роскошных артистов – Юлии Ситниковой (сопрано), Валерии Горбуновой (меццо-сопрано), Александра Миминошвили (баритон), а также аккуратный аккомпанемент и выразительные сольные выступления пианистки Ирины Шведчиковой. Выделять кого-либо из них бессмысленно – каждый солист подкупал своим профессионализмом, актерским талантом и умением эффектно преподносить публике номера.

Гораздо больше слов хочется сказать о самих сочинениях, многие из которых оказались настоящими раритетами. Среди них, например, романс «Осень» на стихи Ницше композитора и музыкального критика Константина Эйгеса, напомнивший вокальные миниатюры Чайковского. Или же романс «Фея» некого Георгия Базилевского –  своего рода «привет» «Лорелее» Листа и по сюжету, и по стилистике звучания (обе миниатюры представила Юлия Ситникова). К слову, помимо этого малоизвестного стихотворения Горького (во многих источниках «Фея» переименована в «Легенду о Марко»), на концерте можно было услышать фрагменты из его известнейшего романа «Мать», который лег в основу кантаты Ханса Эйслера и его соавтора-либреттиста Бертольда Брехта. «Хвалу социализму», «Хвалу диалектике» и другие зонги театрально провозгласил харизматичный баритон Александр Миминошвили.

Огромный интерес вызвали сочинения Фридриха Ницше – но не литературные и не философские, а музыкальные. Мы знаем о его дружбе и переписке с Вагнером и хотя бы кратко читали знаменитый трактат «Рождение трагедии из духа музыки», в котором Ницше четко обозначил разницу между «аполлоническим» и «дионисийским» в искусстве, однако вряд ли слышали хотя бы одну его пьесу. А между тем до 29 лет философ активно писал музыку: фортепианные, вокальные, хоровые пьесы, ораторию и даже мессу. Конец его композиторской карьере положил тот же Вагнер, разнесший в пух и прах один из опусов – масла в огонь добавил и Ганс фон Бюлов.

Не надо стесняться, или сексуальная революция Рихарда Вагнера

Сам факт обращения Нижегородского театра к музыкальному наследию Ницше уже достоин всяческих похвал – такие археологические «раскопки» нечасто встретишь даже на самых крупных музыкальных фестивалях, не говоря уже о фестивале в честь Максима Горького. В парке его имени было любопытно познакомиться с некоторыми миниатюрами немецкого философа. «Семь песен для голоса и фортепиано», которые исполнили Юлия Ситникова, Валерия Горбунова и Александр Миминошвили, будто бы написаны почерком Шуберта или Шумана – та же куплетная форма, вариационный принцип развития, классико-романтическая гармония. Влияние Вагнера или других позднеромантических композиторов-современников на Ницше обнаружить было довольно трудно, и это, возможно, еще одна почва для размышления музыковедам. То же можно сказать и о фортепианных пьесах: и «Венгерский марш», и «Листок из альбома», и «В Пуште при лунном свете» трудно назвать шедеврами, однако все они свидетельствуют о безусловном композиторском таланте немецкого философа. Что ж, очевидно, Алексею Трифонову придется придумывать новую программу, в которой Ницше уже «избавится» от Горького и станет главным героем концерта – не исключено, что это будет еще один достойный проект Нижегородского театра оперы и балета имени А. С. Пушкина.

Апокалипсис в присутствии автора События

Апокалипсис в присутствии автора

Опера Дьёрдя Лигети «Великий Мертвиарх» в Баварской опере

Девушка, Смерть и комары События

Девушка, Смерть и комары

В нижегородском оперном театре состоялись последние премьеры сезона

По старым чертежам События

По старым чертежам

В «Сириусе» прошел второй ежегодный фестиваль
«Дни танца»

Счастливый шторм События

Счастливый шторм

Вячеслав Самодуров поставил
в Большом «Бурю»
Юрия Красавина