Игра по-крупному Конкурс Рахманинова

Игра по-крупному

Завершился II тур Международного конкурса имени С. В. Рахманинова в номинации «фортепиано»

Участники исполняли произведения крупной формы. Таких сочинений в фортепианном наследии композитора сравнительно немного – два цикла вариаций (на темы Корелли и Шопена) и две сонаты (допускалось также исполнение Шести музыкальных моментов ор. 16 единым циклом), но именно они стали своеобразной «лакмусовой бумажкой» для участников, в некоторых случаях существенно скорректировавшей впечатление, оставшееся после первого тура. Ключевую роль во втором туре играли уже не природная одаренность, искренний отклик на музыку или вдохновенный порыв, а сценический опыт, отточенное мастерство и трезвая самооценка.

Лидирующие позиции подтвердил Арсений Тарасевич-Николаев. «Ночной Гаспар» Равеля был сыгран превосходно: музыкант продемонстрировал мощную исполнительскую волю, заставляющую слушателей внимательно следить за всеми поворотами интерпретации; впечатляла и яркость трактовки, сочетающей прозрачность фактуры и насыщенные гармонические краски. Шесть музыкальных моментов Рахманинова прозвучали в более отстраненном модусе, но достойно с точки зрения пианистического мастерства. Илья Папоян также продолжил триумфальное шествие по конкурсной дороге, показав исключительную культуру владения звуком. Интерпретация «Вариаций на тему Корелли» Рахманинова и «Романтической» сонаты Метнера op. 53 № 1 отличалась сдержанным благородством, отсутствием каких-либо внешних эффектов, сосредоточенностью на раскрытии тонких деталей. Иван Бессонов, громко заявивший о себе уже в первом туре, во втором словно бы обрел «второе дыхание»: его исполнение Седьмой сонаты Прокофьева стало, пожалуй, лучшей интерпретацией этого сочинения на всем конкурсе.

Иван Бессонов

Игра Константина Хачикяна на обоих этапах состязания встречала горячий прием публики: этот музыкант обладает пианистическим «лоском», умением презентовать себя и свое искусство. Вместе с тем с точки зрения стилистики интерпретации он не всегда был убедителен: все произведения исполняются в схожей манере.

Яркий слушательский отклик, как и на первом туре, встретила виртуозная энергетика китаянки Сюаньи Мао. Игре пианистки присуще выраженное мужское начало при всей ее внешней хрупкости. Трактовка Второй сонаты Рахманинова в целом была выдержана в русле традиционной «русской» манеры, с превалирующей  эмоциональной вовлеченностью в исполняемое.

Сюаньи Мао

Неоднозначное впечатление оставил Эстефан Вергара Яцекив, в первом туре показавший себя как глубокий и интеллектуальный музыкант. Возможно, не вполне удачным был выбор программы: исполнение Первой сонаты Рахманинова – серьезная заявка, которая в этот вечер не была, к сожалению, подкреплена убедительным художественным результатом. Это сочинение требует от пианиста исключительного самоконтроля и умения выстраивать форму из мозаичного и разреженного материала, но этих качеств молодому музыканту пока не хватает, равно как и безупречности технического мастерства.

Ева Геворгян в контексте своих сильных и слабых сторон в целом повторила результат первого тура. Вновь порывистая эмоциональность, яркая виртуозность, обостренный нерв трактовок… Не хватало самоконтроля и взвешенной сдержанности интерпретации: подчас поиск деталей осуществлялся, казалось, ради самого поиска. Особенно проявилось это во Второй сонате Рахманинова, в 24 прелюдиях Скрябина ор. 11 пианистка была убедительнее.

Завершало второй тур выступление Александра Ключко. Для его исполнительского стиля характерно мышление крупными фрагментами, примат целого над деталями; одновременно с этим музыкант демонстрирует благородную эмоциональную сдержанность. Это необычное сочетание позволило ему быть убедительным и в Вариациях на тему Корелли Рахманинова, и в Седьмой сонате Прокофьева, где пианисту удалось впечатлить интересной и неожиданной трактовкой.

Жюри за работой: Владимир Овчинников, Денис Мацуев, Валерий Пясецкий

По традиции состязаний, проходящих под эгидой Дениса Мацуева, жюри «отсеивает» между турами меньше участников, чем предписывается правилами, и Конкурс имени Рахманинова эту традицию продолжил. По условиям в финал допускалось лишь шесть пианистов, но судейская коллегия щедро и гуманно разрешила выступить сразу восьми: Ивану Бессонову, Эстефану Вергаре Яцекиву, Еве Геворгян, Александру Ключко, Сюаньи Мао, Илье Папояну, Арсению Тарасевичу-Николаеву и Константину Хачикяну. Борьба в финале обещает быть жаркой и полной неожиданностей, ибо выступление с оркестром, а тем более – в роли концертмейстера вокалистов (второй и первый этап третьего тура соответственно), предполагает уверенное владение спецификой этих жанров и умение раскрывать свой дар сразу в нескольких ипостасях.

По мнению автора этих строк, основное «сражение» будет происходить между отечественной  «тройкой» Бессонов – Папоян – Тарасевич-Николаев и представительницей Китая Сюаньи Мао. Четыре молодых пианиста олицетворяют контрастные направления современного фортепианного искусства, но в равной степени заслуживают высокой награды. Все решится в  финале, но интрига сохраняется до последнего момента.

Антон Шабуров: Ростовский оркестр будет сотрудничать с лауреатами Конкурса имени Рахманинова Конкурс Рахманинова

Антон Шабуров: Ростовский оркестр будет сотрудничать с лауреатами Конкурса имени Рахманинова

Филипп Селиванов: Всем молодым дирижерам советую участвовать в конкурсах Конкурс Рахманинова

Филипп Селиванов: Всем молодым дирижерам советую участвовать в конкурсах

Иван Никифорчин: Лидерство – это личная ответственность Конкурс Рахманинова

Иван Никифорчин: Лидерство – это личная ответственность

Клеман Нонсьё: Русская культура вдохновляет меня Конкурс Рахманинова

Клеман Нонсьё: Русская культура вдохновляет меня

Дирижер Клеман Нонсьё о том, легко ли добраться из Франции в Россиию и стать лауреатом конкурса Рахманинова