Павел Милюков: Мы живем в веке интерпретаций Персона

Павел Милюков: Мы живем в веке интерпретаций

Турне по четырем городам России (Пермь, Москва, Санкт-Петербург, Казань) Государственного академического симфонического оркестра Республики Татарстан (ГАСО РТ) под управлением Александра Сладковского, посвященное 140-летию Игоря Стравинского, – событие значимое и заметное в музыкальной жизни. И не только потому, что приурочено к юбилею композитора, ставшего ключевой фигурой для всего искусства ХХ века. Сошлось все: безусловное мастерство дирижера и оркестра; выигрышная программа, включающая сюиту из балета «Жар-птица» (в редакции 1919 года), Концерт для скрипки с оркестром ре мажор и музыку балета «Весна священная»; замечательный солист – лауреат международных конкурсов, солист Московской филармонии и Санкт-Петербургского дома музыки Павел Милюков. Возможность услышать скрипача такого уровня в сопровождении ГАСО РТ – двойная удача! После своего выступления Павел Милюков (ПМ) побеседовал с Марией Залесской (МЗ) специально для «Музыкальной жизни».

Павел Милюков, Александр Сладковский и ГАСО РТ в «Зарядье»

МЗ Скрипичный Концерт Стравинского очень труден для исполнения. В том числе ритмически. Но у вас такое удивительное единение с оркестром.

ПМ В свое время я учил этот концерт с маэстро Гергиевым. Было, правда, очень непросто. Однажды мы репетировали с Валерием Абисаловичем два с лишним часа; каждую ноту отрабатывали, отшлифовывали. Тогда же я, к примеру, долго разбирал эпизод в четвертой части, где играю вместе с фаготом нота в ноту. У фагота там тоже невероятно сложная партия. Я выучил наизусть и ее. И вот сегодня у нас все получилось!

МЗ Да и третья часть в вашем исполнении оставила неизгладимое впечатление!

ПМ Третья часть – это ария, это пение. Очень красивое пение. Такое олицетворение безвременья. Впрочем, вторая часть – тоже ария. Только, можно сказать, мужская! Как сам Стравинский!

МЗ Вам приходилось играть на многих великих инструментах, в том числе на скрипках Жана Батиста Вильома, Пьетро Джованни Гварнери и Антонио Страдивари. А на какой скрипке играете сейчас?

ПМ Играю на скрипке Пьетро Гварнери «Экс-Сигети». Звук у нее такой… словно пронизывающий насквозь. А вообще, плохих инструментов у меня не было. Вот здесь со мной рядом еще одна скрипка. Современного мастера. У нее тоже свой собственный голос. Правда, признаюсь, что когда пришла пора расставаться со Страдивари, я по-настоящему плакал. Целую ночь просидел со скрипкой, как с человеком прощался. Это было очень болезненное расставание.

МЗ Вы регулярно сотрудничаете с ГАСО РТ. Как вам работается с этим коллективом?

ПМ С Александром Сладковским мы давние друзья. Мы с ним и его оркестром не только на концертах выступали, но и осуществляли записи и Чайковского, и Шостаковича. А в прошлом году сыграли Бетховена. Это было так здорово! Незабываемо! Наверное, даже лучше, чем что-либо другое. А выступать в Зале имени Сайдашева в Казани – просто счастье! Каждый раз стремлюсь туда. Как там звучит! Стоишь в центре зала, и музыка вся вокруг тебя! А буквально только что я прилетел из Перми, где мы также играли Стравинского. Низкий поклон Александру Витальевичу, что пригласил меня в мой родной город – для меня это очень важно, правда. Особенно сейчас, когда там строится новая музыкальная школа. Помогаю, чем могу.

МЗ Как интересно, расскажите поподробнее об этом проекте.

ПМ Ровно год назад мы торжественно заложили фундамент нового здания. Даже в разгар пандемии дела все равно не стояли на месте. Это будет специальная музыкальная школа-десятилетка для особо одаренных детей на 350 человек. Планируется построить интернат для иногородних учащихся на 100 мест, также будут концертный зал на 400 мест, два репетиционных зала, а также классы с повышенной звукоизоляцией для индивидуальных, самостоятельных и групповых занятий. Кроме того, спроектированы учебный корпус для общеобразовательных дисциплин, лаборатории, конференц-зал, библиотека, медиацентр. Целый новый кластер! В настоящее время – основной задачей является разработка внутреннего оснащения, программы и приобретения музыкальных инструментов.

МЗ В 1922 году Маяковский писал: «Испанец Пикассо – в живописи, русский Стравинский – в музыке, видите ли, столпы европейского искусства». Вы согласны с поэтом?

ПМ Эти фигуры я вообще отдельно не могу воспринимать. Если слушаю Стравинского, картины Пикассо перед глазами; если смотрю живопись, мысленно слышу музыку. У меня самого есть такая же неразрывная пара – Климт и Малер. Они оба связаны с Веной, но не только поэтому. Это мое внутреннее ощущение.

 

МЗ А если продолжить мысль Маяковского, в современном нам мире вы видите таких же столпов европейского искусства, как Пикассо и Стравинский?

ПМ Я так скажу: были века созидания, затем наступил век интерпретации. Мы до сих пор живем в этом веке и, надеюсь, продолжаем привносить что-то новое. Хотя уже сказано так много! Не буду судить мир, я не знаю. В одном интервью я уже сказал, что не буду больше бояться говорить: «Я не знаю». Я могу почувствовать, что появился новый творец. Поводов написать что-либо более чем достаточно. Очень надеюсь, что наше время тоже даст свои прекрасные плоды. Те, кто думают, что искусство закончилось, не правы. После такого странного периода пандемии, помните, в картинные галереи люди устремились, буквально двери ломали? Настанет время – и в концертных залах будет такой ажиотаж.

Александр Сладковский: Музыка Стравинского – на все времена

Клеман Нонсьё: Русская культура вдохновляет меня Конкурс Рахманинова

Клеман Нонсьё: Русская культура вдохновляет меня

Дирижер Клеман Нонсьё о том, легко ли добраться из Франции в Россиию и стать лауреатом конкурса Рахманинова

Мария Фомичёва: Театр – мир, где мне хорошо Персона

Мария Фомичёва: Театр – мир, где мне хорошо

Денис Мацуев: Играть Рахманинова очень сложно Конкурс Рахманинова

Денис Мацуев: Играть Рахманинова очень сложно

Об итогах, удачах и открытиях конкурса имени Рахманинова

Лариса Долина: Наши джазовые музыканты ничем не уступают западным Персона

Лариса Долина: Наши джазовые музыканты ничем не уступают западным