Преданья старины глубокой События

Преданья старины глубокой

На сцене Московского театра оперетты представили новый мюзикл

Мюзикл «Князь Серебряный» был задуман, сочинен и поставлен по заказу самого театра, уже давно отдавшего приоритет созданию новых – своих! – произведений в этом победительном жанре музыкального театра. Но вот что интересно и обращает внимание: все последние вновь сочиненные мюзиклы посвящены событиям давно прошедших эпох, вплоть до самой седой древности. Чтобы не быть голословными, назовем их: «Цезарь и Клеопатра» (I век до н.э.), «Король Артур» (VII век), «Дочь Монтесумы» (XVI век), «Каприз императрицы» (XVIII век) и, наконец, рецензируемая новинка – «Князь Серебряный», в котором кровавые события происходят в XVI веке, в эпоху и при участии самого царя Ивана Грозного!..

Замыслу театра не откажешь в привлекательности и перспективности: литературным первоисточником взят роман замечательного русского писателя Алексея Константиновича Толстого «Князь Серебряный», неоднократно, по выражению Игоря Северянина, «оэкраненный» и инсценированный. Для создания нового произведения театр пригласил авторов уже знакомых и «проверенных» в удачной работе (мюзикле «Ромео vs Джульетта») – успешного артиста, музыканта, композитора Аркадия Укупника и либреттиста Карена Кавалеряна.

«Князь Серебряный» – роман большой, с множеством ярких персонажей, с остроконфликтными ситуациями, с реалистически (если не натуралистически) выписанными эпизодами кровавых стычек, сражений и пыток. Конечно, большинство мюзиклов очень драматично, и иной раз они как бы «соревнуются» по количеству гибнущих персонажей – например, от двух в «Анне Карениной» или трех в «Соборе Парижской Богоматери» и до семи в «Монте-Кристо». Понятны поэтому сложности либреттиста «Князя Серебряного» в выборе сюжетных линий из многофигурной композиции романа и «вытягивания» лирической темы, необходимой для мюзикла.

Князь Серебряный – Иван Викулов. Фото предоставлено пресс-службой Московского театра оперетты

Драматург Карен Кавалерян взял на себя дополнительную нагрузку, написав либретто стихотворным текстом и постаравшись применить стилизацию в рифмованных диалогах как бы «под старину». Трудная задача была и в отборе персонажей из длинной галереи героев романа А. К. Толстого. С нею драматург, в общем, справился, хотя, как показалось, не без упущений. Так, не задействованы такие важные и колоритные образы романа, как сын Малюты Максим и сын Грозного Иван. Удачна мысль – вместо колдуна-мельника ввести роль очаровательной колдуньи (прекрасная работа Ольги Белохвостовой), а вот отсутствие такого яркого и нужного персонажа, как мамка Ивана Грозного Онуфревна, не компенсировано появлением придуманного образа Мануйлихи, хотя и в добротном исполнении Елены Сошниковой.

Несмотря на эти упущения, Карену Кавалеряну удалось предложить композитору хорошую основу для музыкальной драматургии. Работа Аркадия Укупника показала его возросшее мастерство, большее количество удачных сольных и особенно ансамблевых и массовых номеров. Запоминаются экспрессивные хоровые эпизоды, такие как, например, «Лей, вода!», или «Кошель парчовый» и «Цап-царап» у разбойников. Хороши дуэт Князя и Елены «Сердце плачет», ария Вяземского «Трава-отрава», дуэт «слепцов» с последующей пляской. Кстати, показалось, что упущена возможность использовать замечательно колоритные песни Ваньки Перстня – «слепца» из романа-первоисточника.

Большое место в мюзикле заняли пляски и сцены боевых столкновений с фехтованием и рубкой на мечах. Они поставлены балетмейстером Валерием Архиповым динамично и выразительно и отлично исполняются артистами, натренированными постановщиком боев Алексеем Кулинковичем.

Каприз императрицы

Несомненно, обогатило музыкальную сторону спектакля прекрасное оркестровое сопровождение. В программке указаны автор инструментовки Алексей Курбатов и автор аранжировки Константин Губин. Однако не совсем ясна разница между этими понятиями… Во всяком случае, оркестр под управлением маэстро Константина Хватынца звучит прекрасно и своим темпераментным исполнением вносит большой вклад в теплый прием музыкальных номеров зрительным залом.

Художник-постановщик Вячеслав Окунев создал выразительный визуальный образ спектакля. Его декорации красивы, в меру условны, в меру историчны, конструкции подвижны и предоставляют широкие возможности режиссеру для экспрессивных мизансцен. Декорации хорошо дополнены видеоконтентом, выполненным студией Ula Projects.

Режиссер-постановщик мюзикла Валерий Архипов, он же балетмейстер, вновь доказал умение все составные части постановки – музыку, художественное оформление, актерскую игру, танцы – в их единстве подчинить убедительному режиссерскому решению спектакля.

Но как бы ни были удачны отдельные компоненты музыкального спектакля, все же его успех решающим образом зависит от исполнителей – артистов, воплощающих в своих образах сложную идейную и художественную проблематику мюзикла по мотивам романа «Князь Серебряный». К чести труппы Московского театра оперетты, с этой нелегкой задачей большинство исполнителей успешно справилось. В первую очередь это относится к главным действующим лицам.

«Сильва» возвращается на столичную сцену

В образе Князя нам довелось увидеть артиста Ивана Викулова. В силу необходимости эта роль, как и многие другие, подверглась в либретто вынужденному сокращению, и Серебряный предстал больше как лирический герой, чем как идейный противник опричнины. Молодой артист успешно справился и с актерскими, и с вокальными задачами своей роли.

Его возлюбленную Елену, жену боярина Дружины Морозова, исполнила в этот вечер Арина Чернышова. Ей удались драматические сцены, хорошо прозвучали вокальные номера. Сложную роль князя Вяземского, до безумия влюбленного в Елену, с успехом воплотил Леонид Бахталин. В его исполнении этот жестокий опричник даже вызывает некоторую симпатию, тем более что артист прекрасно исполнил свою баритоновую партию.

В романе А. К. Толстого один из центральных образов – Ванька Перстень. Он одновременно и реальный исторический образ, и фольклорный герой, своего рода русский Робин Гуд. Артисту Давиду Левину досталась малая толика от материала первоисточника, но он смог сделать лихого разбойника запоминающимся и обаятельным.

Стержнем происходящего действия, как в романе Толстого, так и в мюзикле, является образ царя Ивана Грозного. Патологически жестокий убийца на троне, безжалостный, психически неуравновешенный палач своих поданных, «упырь», как его называли, предстал в спектакле как довольно респектабельный разумный государь. Исполнявший эту неоднозначную роль Игорь Балалаев постарался выполнить сложную задачу как можно убедительнее. Хорошо исполнил артист и свой монолог «В монастырь!».

Не упомянутые в рецензии исполнители других ролей, больших и малых, заслуживают самых добрых слов за свою яркую и темпераментную игру. Также отличились и «опричники, разбойники, стрельцы, лесная нечисть, монахи, скоморохи, селяне и бояре» в исполнении артистов хора и балета, со своим заметным вкладом в успех премьеры «Князя Серебряного».

В многоцветную палитру мюзиклов на «историческую тему» столичного Театра оперетты полноправно входит новая краска – спектакль о русской старине, первый после давнего памятного «Девичьего переполоха» Юрия Милютина.

Фестиваль для людей События

Фестиваль для людей

В Абхазии стартовал XXII Международный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает…»

Апокалипсис в присутствии автора События

Апокалипсис в присутствии автора

Опера Дьёрдя Лигети «Великий Мертвиарх» в Баварской опере

Девушка, Смерть и комары События

Девушка, Смерть и комары

В нижегородском оперном театре состоялись последние премьеры сезона

По старым чертежам События

По старым чертежам

В «Сириусе» прошел второй ежегодный фестиваль
«Дни танца»