Виктория Коршунова: За годы «Читок» композиторский уровень значительно вырос Персона

Виктория Коршунова: За годы «Читок» композиторский уровень значительно вырос

В Санкт-Петербурге завершились «Композиторские читки». Большинство молодых авторов едут на эти сессии Союза композиторов, чтобы услышать свои произведения в исполнении Московского ансамбля современной музыки. Директор МАСМ Виктория Коршунова (ВК) рассказала Сергею Железнову (СЖ) об идее создания «Читок» и о будущем проекта.

СЖ Виктория, расскажите, как сформировался проект «Читок»?

ВК Мы познакомились с этим форматом двенадцать лет назад, когда впервые попали в университеты Калифорнии. В американской, британской, австралийской и китайской системах музыкального образования существует практика читок. Правда, называются они иначе: композиторские сессии или score reading. И мы буквально заболели этим проектом, потому что хотелось внедрить эту практику в российскую систему обучения.

СЖ С кем вы работали над воплощением идеи в России?

ВК Мы с композитором Дмитрием Курляндским рассказали о формате ридинг-сессий на встрече с генеральным директором Союза композиторов России Кариной Абрамян. Совместным мозговым штурмом мы придумали новый интерактивный формат, в котором помимо ридинг-сессий есть лекции композиторов-кураторов и индивидуальные практические занятия. Как мне кажется, вместе с Союзом композиторов мы смогли усовершенствовать то, что увидели в консерваториях других стран.

СЖ Важны именно приглашенные профессиональные ансамбли, или это могут быть студенческие ансамбли при консерваториях?

ВК Важно, чтобы это был ансамбль экспертов уже состоявшегося коллектива. Опираясь на свой большой опыт, они могли бы помочь студентам-композиторам.

СЖ Есть ли в таком случае разница между композиторскими читками у нас и композиторскими сессиями в иностранных консерваториях?

ВК За рубежом сессии не являются отдельными проектами, хотя сейчас такие практики внедряются на фестивалях. В университетах и консерваториях они проходят не так помпезно и открыто, как у нас. Как правило, собираются педагоги кафедры композиции, студенты и работают в узком кругу в небольшом камерном зале консерватории.

Фото: Анна Махортова

СЖ Есть ли подобные практики в российских консерваториях?

ВК Обычно в классе находятся студент и композитор. И какие бы ценные советы не давал педагог, всегда лучше услышать свое произведение. Система обучения в ВУЗах (и не только у нас) лишает композитора возможности услышать свои вещи со стороны. Это связано с тем, что всегда необходимо договариваться с исполнителями. Музыка, в отличие от, например, литературного и визуального искусств, состоит из двух компонентов: записи на листе бумаги или экране компьютера и исполнения написанного.

СЖ То есть необходимо создавать ситуацию, при которой можно произведение «наблюдать» со стороны?

ВК Как бы композитор не проигрывал партитуру у себя в голове или за инструментом, пока она не прозвучит публично (и желательно не в маленькой репетиторской комнате), пока не появится дистанция, он никогда до конца не поймет, насколько он попал в точку и насколько его идея успешна на практике.

СЖ Помимо возникающей дистанции, в «Читках» важно обсуждение произведения с участниками МАСМ и кураторами.

ВК Конечно, эксперты ансамбля могут и что-то посоветовать и обсудить какие-то приемы. Помимо этого, они дают возможность молодому композитору услышать возможности инструментов, обсудить техники игры на них. Это огромный толчок вперед для композитора.

СЖ Наряду с ансамблем в обсуждении принимают участие и кураторы-композиторы.

ВК И это дает возможность обговорить и рассмотреть произведение сразу с нескольких сторон. Композитор-куратор уделяет внимание тому, как сделано произведение с точки зрения формы, техник, насколько логично и уместно использованы эти техники, насколько разработаны композиторские приемы.

СЖ В таком случае для чего нужны «Читки» самим музыкантам, выступающим в роли экспертов?

ВК Эта практика не дает застаиваться, ты все время открываешь для себя что-то новое. Исполнитель постоянно изучает новые партитуры и это держит его в тонусе. Приходится за короткий срок быстро схватывать музыку, написанную совершенно разными композиторами.

СЖ А сколько обычно времени есть у ансамбля для изучения партитур в процессе «Читок»?

ВК Как правило, опытным музыкантам после самостоятельного изучения партитуры достаточно одного сыгрывания, чтобы потом вынести это на суд кафедры. Понятно, что речь идет не о чистовом концертном варианте, а о лабораторном, поэтому допускается одна-две остановки. Но это под силу только опытным коллективам.

СЖ Заметны ли качественные изменения в музыке молодых авторов за эти годы?

ВК Когда мы начинали, в Союз приходило 15-20 заявок от композиторов. Сейчас все настолько привыкли к «Читкам», что мы получаем 70-80 партитур на каждую сессию. Отбирать стало очень сложно, не только из-за количества, но и из-за качества партитур: за эти года композиторский уровень стал очень высоким.

Фото: Мария Палагушкина

СЖ Помимо прочего, это произошло за счет расширения географии «Читок»?

ВК Проблема нашей большой страны в том, что талантливых людей много, но ехать учиться в Москву и Санкт-Петербург далеко. Я бы даже сказала, что в основном в Москву, потому что там большее сосредоточие современного искусства. Благодаря поддержке Фонда президентских грантов Союз композиторов России организовал сессии «Читок» не только в столицах. Мы увидели, как молодым авторам в отдаленных регионах не хватает творческого общения. У нас были композиторы-кураторы и участники из разных регионов: от Нижнего Новгорода и Казани до Улан-Удэ, от Пензы до Челябинска, от Санкт-Петербурга до Новосибирска. Всю логистику и организацию проекта взял на себя Союз композиторов России: оплата им гостиницы, питания, гонорара ансамблю, который тоже ездит на проект по всей стране.

СЖ Со сцены вы сказали, что «завершается трехлетний период композиторских читок». Что это значит?

ВК Они еще будут. Мне тоже показалось, что я сказала несколько резко. Проект, который на протяжении трех лет проходил дважды в год в разных городах России и который был поддержан Фондом президентских грантов, завершился. Как вы понимаете, такой проект требует немало средств. Но мы ждем новых грантов и продолжения инициативы.

СЖ Стоит ли нам ждать преобразований «Читок»?

ВК Конечно. Любой живой проект всегда должен находиться в процессе трансформации. Как, например, живет наша Академия молодых композиторов в городе Чайковском. Даже в ситуации, в которой мы все сейчас оказались, Академия все равно сохраняет статус международной. Будут присутствовать международные педагоги, будут новые направления и будут импровизационные направления. Но, возвращаясь к «Читкам», о конкретных изменениях мы скажем позже.

СЖ Будет ли финальная точка, подытоживающая три года?

ВК В июле мы будем записывать диск с некоторыми произведениями, исполненными за это время. Не буду пока говорить какими. Ни в коем случае нельзя считать, что это самые лучшие произведения и лучшие композиторы. Скорее, это больше технический процесс: необходимо думать о разных составах ансамбля, показать разные регионы. Позже мы официально объявим о релизе диска на основе «Композиторских читок».

«Читки» в Петербурге

Внутренний слух творит главное в его музыке Персона

Внутренний слух творит главное в его музыке

К 85-летию Валентина Сильвестрова

Михаил Брызгалов: Весь архив Рахманинова, который есть в России, собран в Музее музыки Персона

Михаил Брызгалов: Весь архив Рахманинова, который есть в России, собран в Музее музыки

Светлана Создателева: В экстремальных моментах умею включать бесстрашие Персона

Светлана Создателева: В экстремальных моментах умею включать бесстрашие

Дмитрий Отяковский: На территории «Геликона» мы можем исполнить свою мечту Персона

Дмитрий Отяковский: На территории «Геликона» мы можем исполнить свою мечту