Задушил бы собственными руками События

Задушил бы собственными руками

Большой открылся «Дон Карлосом»

Пока зарубежные, да и почти все российские театры выдерживают паузу, в Москве один за другим оперные дома открывают сезон. Зияющие пустоты дистанционной рассадки создают атмосферу элитарности, а количество медийных лиц вызывает мысль о том, что простым меломанам не так-то просто прорваться в зал при 50-процентном пороге. Впрочем, ситуация с «Дон Карлосом» особенная, ведь ажиотаж вызвал прежде всего факт участия Анны Нетребко, дебютирующей в Большом в роли королевы Елизаветы. Для нее это стало действительно премьерой со всеми вытекающими нюансами: волнением, некоторой вокальной нестабильностью, компенсируемой куражом и высоким эмоциональным тонусом.

Спектакль британского режиссера Эдриана Ноубла, поставленный на Исторической сцене в 2013 году, видел уже многих звезд. Простые мизансцены, иллюстративно-реконструкторский подход к интерпретации сюжета о любви инфанта Карлоса к Елизавете Валуа (его невесте в прошлом, а ныне жене его отца Филиппа II) позволяют легко вводить новых певцов. И получается, что глубина и содержательность исполнения каждой партии фактически зависит от самого артиста, от его харизмы и понимания музыки Верди.

Руководство театра постаралось подобрать ровный состав, что было непросто, учитывая звездный статус Анны Нетребко. Однако ситуация локдауна здесь помогла: в графике Ильдара Абдразакова, одного из выдающихся басов нашего времени, нашлось место для участия в сентябрьском сете. Правда, спел он только два спектакля, перед третьим он почувствовал недомогание, и сделанный тест показал у него наличие ковида, и театр из соображения безопасности отменил представление.

Абдразаков только что отпел эту роль в постановке во Владивостоке и готовился петь французскую редакцию в Венской государственной опере. Так что роль эта им изучена, впета, многократно пережита на сцене. Он наделяет характер короля чертами классического ревнивца, делая из него эдакого испанского Отелло. Особенно явственно родство персонажей проступает в сцене в третьем действии: Елизавета вбегает в покои короля в белом платье, словно новобрачная (это символизирует ее невинность и невиновность), Филипп душит ее, правда, в отличие от Дездемоны испанской королеве везет больше, и она лишь падает в обморок. Этот момент спектакля стал переломным для Анны Нетребко: отделавшись от кринолинов, с распущенными волосами она обрела естественность и страстность, которые всегда так привлекают у этой певицы. И в следующей сцене, когда принцесса Эболи (Агунда Кулаева) признается в предательстве и клевете, Елизавета наконец обретает царскую стать, изничтожая непокорную фрейлину. Меццовые обертоны в голосе Нетребко пришлись тут очень кстати.

Уверенно выглядел Юсиф Эйвазов в партии Карлоса: не наблюдалось ни технологических проблем, ни артистических – похудевший, симпатичный брюнет с бородкой вполне соответствовал образу испанского гранда. Можно лишь посоветовать ему на будущее больше заботиться о разнообразии динамики и эмоций – пока у Юсифа преобладает ровное форте, словно он боится быть неуслышанным из-за оркестра.

В «Дон Карлосе», по сути, нет второстепенных ролей – настолько ярок каждый персонаж и значим вклад в развитие интриги. Даже малюсенькая реплика Голоса с неба, действительно льющегося откуда-то с яруса, благодаря выразительности и красоте вокала Анастасии Сорокиной запомнилась как заметное событие.

Анна Нетребко – Елизавета Валуа, Агунда Кулаева – принцесса Эболи

Всегда до мурашек пробирает эпизод прихода Великого Инквизитора к Филиппу II: Верди гениально передал в оркестре тяжелую и в то же время запинающуюся поступь этого ослепшего яростного фанатика. Денис Макаров прекрасно справился с задачей постепенно раскрыть, насколько страшен может быть в гневе этот церковник, и предстал достойным противником королю.

Роль благородного маркиза ди Поза вполне удалась штатному солисту Большого театра баритону Эльчину Азизову: певец с большим сценическим опытом, он ничуть не потерялся среди звездных партнеров, а его прощальный дуэт с Карлосом тронул до глубины души.

С горячностью вел за собой оркестр дирижер Антон Гришанин. Пусть на втором представлении хор за сценой поначалу не всегда строил с инструментальными репликами, но это, пожалуй, был единственный заметный сбой в ансамбле, а в целом оркестр показал класс, и даже защитные экраны у духовиков не стали помехой – все звучало объемно, насыщенно, с чувством, словно в день премьеры. Все же чувство неуверенности артистов в завтрашнем дне придает их ощущениям остроту и свежесть. И как доказала отмена третьего спектакля, пока нам придется жить сегодняшним днем – что может дать неожиданно позитивный импульс людям искусства.

После Большого театра Анна Нетребко должна была отметить день рождения на сцене Мариинского театра, выйдя в партии Татьяны в опере «Евгений Онегин». Но певица отменила свое участие, ушла на самоизоляцию, а затем попала в стационар с подтвержденным диагнозом. Спустя десять дней Анна написала в своем Инстаграме, что ее выписали, и она «избавилась от заразы под названием COVID-19». Нетребко также поблагодарила медиков столичной клинической больницы № 52, в которой проходила лечение.

Трагедия и вечный свет События

Трагедия и вечный свет

Фортепианный вечер российско-немецкого музыканта Льва Винокура в Большом зале Петербургской филармонии, названный «In mеmoriam», заставил по-новому взглянуть на проблему трагического в музыке и стал поводом для серьезных размышлений.

Жесткое приземление после полета в Элизиум События

Жесткое приземление после полета в Элизиум

Фестиваль «Другое пространство» стал одним из главных событий московского музыкального года

Титаны и россиянин События

Титаны и россиянин

Шельси, Лигети и Невский на «Другом пространстве»

Противовирусный рейв Теодора Курентзиса События

Противовирусный рейв Теодора Курентзиса

В Перми прошел трехдневный фестиваль «Дягилев +»