Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Получивший гран-при XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского Александр Канторов (АК) стал первым в истории состязания пианистом из Франции, поднявшимся на высшую ступень пьедестала. Потомок уехавших из России еврейских эмигрантов, ученик педагога Рены Шерешевской, о которой заговорили после выступления на предыдущем конкурсе ее воспитанника Люки Дебарга, Александр покорил российскую публику. Так получилось, что свой первый концерт в России уже в качестве победителя легендарного конкурса Александр сыграл не в Москве или Петербурге, а на Урале, в Екатеринбурге, где 14 июля завершился грандиозный музыкальный фестиваль «Безумные дни». Программа сольного выступления пианиста состояла полностью из русских произведений XX века, в которой Рахманинов (Первая соната) и Стравинский (переложение Гвидо Агости отдельных номеров из балета «Жар-птица») соседствовали с мрачно-экспрессионистской «Чаконой» Софии Губайдулиной. Сразу после концерта корреспонденту музыкальной жизни Георгию Ковалевскому (ГК) удалось задать несколько вопросов музыканту.

ГК Вы только что невероятно сыграли сложнейшую программу, состоящую из произведений живших в России и Советском союзе композиторов. Какую роль играет русская музыка в вашем репертуаре?

АК Для меня важно не количество русских произведений, а особый подход к ним. Я стараюсь определить в них то, что отличает русскую музыку от любой другой. Вы знаете, что я несколько лет занимался у Игоря Лазько, который сильно расширил мой репертуар, сейчас я в числе учеников Рены Шерешевской, выпускницы Московской консерватории, дающей мне достаточно разношерстный материал. В своей игре я стараюсь ухватить те особые интонации, которые проскальзывают именно в русских произведениях.

ГК В вашей игре многие отмечают особое, «симфоническое» слышание фактуры. Вы не мечтали бы стать дирижером как ваш отец?

АК На самом деле для себя я сейчас слушаю даже больше симфонической музыки, чем фортепианной, и люблю дирижировать у себя дома. Но вот смогу ли я удерживать внимание 80 человек, вести их в одном направлении и справляться с такой нагрузкой – вопрос. Поэтому пока таких планов нет.

ГК Расскажите о вашем образе жизни, сколько вам приходится работать и есть ли у вас свободное время?

АК До конкурса у меня было довольно сбалансированное расписание. Я занимался около четырех часов в день, и, соответственно, оставалось время на чтение, общение с друзьями, кино. Это было то, что меня полностью устраивало. Но в процессе подготовки пришлось, конечно, поменять свой режим. У меня не было опыта участия в конкурсах такого уровня, и Рене объяснила мне, что нужно основательно подходить к делу и серьезно вкладываться. Здесь вопрос заключается даже  не в том количестве времени, сколько ты занимаешься, а в умении выдерживать психологическую нагрузку и держать себя в определенном состоянии. Сейчас понимаю, что предстоящие полгода будут очень насыщенными, но, несмотря на это август выделил себе для путешествий, поеду во Вьетнам без фортепиано. Я считаю, что очень важно держать равновесие и уметь в нужный момент сказать «нет», чтобы сохранить себя.

ГК А разве активная концертная жизнь – это не путь востребованного исполнителя-профессионала?

АК Конечно, когда ты молод и только начинаешь свою карьеру, то не можешь диктовать свои условия, преподаватель будет предлагать тебе больше, чем хочется. Но сейчас, после победы, хочу сам выбирать то, что мне нравится.

ГК Какой композитор для вас сейчас самый любимый?

АК Пожалуй, Брамс. Меня в нем трогает не только романтика, но и особая сдерживаемая, часто не видимая явно, боль, которую он не готов выплескивать и открывать для всех.

ГК Ваши коллеги, лауреаты предыдущих конкурсов Чайковского Даниил Трифонов и Люка Дебарг сами пишут музыку и ее исполняют. А вы?

АК Я не ощущаю себя таким же гением, как они. Воспринимаю сочинительство как умение создать что-то уникальное, не слышанное ранее. Пока у меня такого нет, но если когда-нибудь получится, то буду рад.

ГК А на что еще, кроме музыки, падал ваш выбор в 16 лет?

АК Я размышлял об астрофизике. В последний год учебы в школе думал, какой квалификационный экзамен сдавать, решил все-таки выбрать музыку, о чем совершенно не жалею. Мои родители музыканты, но они очень боялись того, что часто происходит с детьми из музыкальных семей и долго держали меня в стороне от своего круга до того момента, пока я сам не принял решение и сказал – да, я хочу туда.

ГК Астрофизика – предмет требующий, прежде всего, огромного интеллекта, музыка, напротив, больше основана на эмоциях. Как вы для себя решаете извечный вопрос баланса между эмоциями и интеллектом?

АК Я стараюсь все обдумывать до концерта, а когда начинаю играть – интеллект отключается, и я просто живу в настоящем моменте, отдаваясь эмоциям. Может быть со временем что-то и изменится.

ГК В свое время Дебюсси был покорен звучанием оркестра гамеланов на Всемирной выставке в Париже. Как вы относитесь к фольклору, к иным музыкальным культурам и направлениям?

АК Я знаю немного китайский фольклор, поскольку моя девушка китаянка. Я уже ездил в Китай и слушал там традиционную музыку и смотрел старинный театр. Также для себя иногда слушаю джаз и классический рок.

ГК Если бы вы организовывали свой фестиваль, то кого вы бы туда позвали?

АК Ну, во-первых, фестиваль бы потерпел крах, зная мои организаторские способности… А если серьезно, я бы устроил пространство для свободного общения современных композиторов, исполнителей, фотографов, художников и актеров. Мне очень нравится, когда люди разных творческих специальностей взаимодействуют и общаются друг с другом.

ГК Что вы слушаете на данный момент в плейере?

АК Выбираю то, что вызовет эмоциональный подъем, и здесь может быть все, что угодно. Сейчас после выступления я ничего не ставил, а перед этим, например, слушал Четвертую симфонию Сибелиуса. Бывает, что после концерта хочется прийти в более активное состояние, тогда ставлю что-то не относящееся к академической музыке.

ГК Ваша концертная карьера началась в 16 лет с выступления на фестивале «Безумные дни» в Нанте. Прошло 6 лет, и вы снова, уже как победитель конкурса Чайковского, снова принимаете участие в «Безумных днях». Как вы ощущали себя тогда, и как сейчас?

АК Когда Рене Мартен первый раз пригласил меня на свои «Безумные дни», я был еще не определившимся со своей дальнейшей карьерой подростком. Я не знал тогда, буду ли профессионально заниматься пианизмом, музыкой, или пойду по совершенно иному пути. Но что меня тогда увлекло – это адреналин, который получаешь, выходя на сцену. Тот опыт был скорее эгоцентричным – я что-то играю, и мне это нравится. Сейчас отношение, конечно, поменялось, на первый план выходит музыка, стараюсь понять, что хотел сказать автор, и передать это публике. Главное, суметь сохранить великодушие и делиться с людьми тем, что есть в нас самих.

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил Tchaikovsky Competition

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил

Конкурс завершился, но интрига сохраняется.

Оксана Левко: Концертный рояль – это флагман Tchaikovsky Competition

Оксана Левко: Концертный рояль – это флагман

Что значит для производителей роялей участие в Конкурсе Чайковского, какие требования предъявляют сегодня к индустрии клавишных инструментов?