Алессио Аллегрини: Я люблю смешения разных культур и стараюсь воплощать это в своей игре Tchaikovsky Competition

Алессио Аллегрини: Я люблю смешения разных культур и стараюсь воплощать это в своей игре

Один из лучших валторнистов современности Алессио Аллегрини, концертмейстер оркестра национальной Академии Санта-Чечилия (Рим), приглашенный солист Берлинского филармонического оркестра, участник ряда камерных ансамблей мира провел несколько безумных петербургских дней в составе команды экспертного жюри конкурса Чайковского в номинации «медные духовые инструменты».

Вслед за объявлением результатов победителей конкурса Аллессио Аллегрини (АА) согласился дать эксклюзивное интервью корреспонденту «Музыкальной жизни» Виктору Александрову (ВА).

ВА Алессио, позвольте поздравить вас с участием в жюри в этом потрясающем конкурсе. Какие впечатления оставил он в вашей душе?

АА Спасибо большое! Как для россиян, так и для всего мира это один из главнейших конкурсов подобного рода, и те усилия, которые приложила российская сторона для его организации, просто невероятны! Это большой и неоценимый вклад в будущее медных духовых инструментов!

ВА  Что на ваш взгляд дало введение этой номинации?

АА  Конкурсы очень важны для обучения нового поколения. Это необходимо для того, чтобы молодежь была готова играть концерты. Долгие месяцы репетиций во время подготовки к такому событию дают ребятам много. Это важно не столько для развития их карьеры, сколько для личного развития самих музыкантов, для прохождения столь долгого и трудного пути ради того, чтобы оказаться сегодня на этом состязании. На любом конкурсе важно не то, какую премию вы в итоге получите, а то, как вы играете музыку – то, как вы способны исполнять ее вживую. Да, музыка имеет значение, профессиональное развитие – тоже, но я не думаю, что стоит зацикливаться на получении премии. Награда дает лишь некий кредит доверия, возможность играть концерты и некоторую сумму денег для дальнейшего обучения и развития. Например, когда в 1999 году я выиграл мюнхенский конкурс ARD в Мюнхене, главным призом стала профессиональная запись! Это была моя первая запись, которая оставила большой след в моей карьере. Просто желание быть знаменитым меня не вдохновляло!

ВА Открыли ли вы для себя какие-то новые имена на конкурсе? Было ведь представлено много разных национальных исполнительских школ.

АА Да, безусловно! Каждый из победителей исключительно талантлив, поскольку уже стал им, но мне запомнился один молодой трубач из Москвы. Он играл только в первом туре. На мой взгляд, этот молодой человек очень интересен, поскольку, еще не был по-настоящему готов к участию, но играл уже с таким куражом и бесстрашием, при этом чувственно и очень чисто. На конкурсе было много открытий среди молодых музыкальных имен, но я отметил для себя именно этого парня в первом туре. Я просто уверен, что в будущем он станет очень хорошим трубачом!

ВА Каждый музыкант вспоминает свою альма-матер, в частности, вы — выпускник знаменитой национальной Академии Санта-Чечилия. Какие уроки жизни дало вам образование в этом учебном заведении?

АА Думаю, что важнее всего учиться «по жизни» и все время искать собственную индивидуальность. У меня в жизни было много учителей, и я не хочу умалять их значимости, но главное – самостоятельно решить, что вы сами хотите делать. Мне не нравится идея причисления себя к какой-то одной школе, участия в конкурсах, где вы находитесь под протекцией своего учителя и своей национальной школы… Мне это не по душе. Я думаю о Моцарте в этом контексте – он не австриец, не немец, не русский и не итальянец, он космополит и принадлежит всему миру. У вас может быть много самых разных наставников на протяжении профессиональной карьеры. К примеру, моим первым учителем был вовсе не учитель в полном смысле этого слова. В возрасте двенадцати лет мне захотелось играть на валторне. Тогда мой отец подарил мне запись концертов Моцарта в исполнении Виталия Буяновского. Этот человек не был для меня в исполнении Моцарта ни русским, ни итальянцем. Я люблю смешения  разных культур и стараюсь воплощать это в своей игре – английскую, итальянскую, немецкую школы. Одним из моих любимых преподавателей был Михаэль Хёльцель из Германии. И все же, лучшим учителем я продолжаю считать самого себя (смеется).

ВА Вы уже упомянули Вольфганга Амадея Моцарта, и мне хотелось бы обратить внимание на одну из ваших недавних записей цикла валторновых концертов с маэстро Клаудио Аббадо и Болонским оркестром Моцарта.

АА Я помню, как Клаудио отправив мне ноты, написал: «Алессио, ты ставишь те знаки, какие хочешь, и я буду дирижировать так, как тебе угодно». Это был значимый момент в моей музыкальной карьере. Аббадо дал мне возможность интерпретировать музыку, делать то, что я хочу. Это была «живая» концертная запись. Меня поразило, как мы буквально могли не обменившись ни единым словом, вот так просто начать играть вместе. С первых же минут мы были с ним на одной волне.

ВА  Каким вам запомнился Клаудио Аббадо?

АА На протяжении двенадцати лет мы осуществили множество проектов с Клаудио Аббадо. Он действительно был моим ментором и человеком, научившим меня играть Моцарта в Болонье, Малера и Брукнера в Люцерне. Вспоминаю иcторический концерт 2000 года в Зале культуры и конгрессов Люцерна (KKL), когда я впервые с Фестивальным оркестром под управлением Аббадо играл Четвёртую симфонию Густава Малера. Затем мы много раз вместе играли ее с разными оркестрами мира. Я до сих пор продолжаю видеть и воспринимать музыку так же, как это делал он. Встреча с этим человеком стала счастливой для многих людей, и думаю, такое теплое чувство осталось во всех нас.

ВА Кто еще из итальянских дирижеров оставил след в вашей профессиональной жизни?

АА Я помню последний концерт Карло Марии Джулини в Ла Скала, я солировал тогда на валторне в Четвертой симфонии Брамса. Мы все оркестранты едва не плакали, прощаясь с маэстро! Риккардо Шайи тоже один из моих любимых дирижеров. Но самое большое влияние на меня оказал  все же Клаудио Аббадо, это величайший дирижер из всех, кого я знал и встречал в своей жизни.

ВА  Алессио, вы же не впервые в Санкт-Петербурге?

АА Нет, конечно. Я до сих пор вспоминаю свое первое выступление здесь после победы на мюнхенском конкурсе ARD. Я участвовал тогда на фестивале «Музыкальный Олимп» и играл Второй концерт для валторны с оркестром Рихарда Штрауса. До сих пор с упоением вспоминаю тот потрясающий концерт и аудиторию. Прошло уже почти 20 лет, а этот вечер навсегда в моей памяти!

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Получивший гран-при XVI Международного конкурса имени П.

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил Tchaikovsky Competition

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил

Конкурс завершился, но интрига сохраняется.