Айгуль Хисматуллина: Истинный рост музыканта происходит только на сцене Tchaikovsky Competition

Айгуль Хисматуллина: Истинный рост музыканта происходит только на сцене

Выступления 30-летней Айгуль Хисматуллиной на двух первых турах конкурса Чайковского отличились завидной стабильностью и насыщенностью программ. В первом туре она единственная исполнила арию Царицы Ночи «Der Hölle Rache kocht in meinem Herzen» из «Волшебной флейты» Моцарта. Во втором туре одним из пяти исполненных ею произведений была экстравагантная ария Титании «Be kind and courteous» из «Сна в летнюю ночь» Бриттена. Однако больше всего слушателей и жюри захватило ее исполнение татарской народной песни «Сахралар» («В долине»).

Певица рассказала Владимиру Дудину  о том, что предшествовало ее успеху на конкурсе.

ВД Айгуль, когда ваш голос позвал за собой?

АХ Пела с самого детства. Поэтому не было какого-то внезапного осознания того, что мне вдруг захотелось посвятить себя пению. Просто мне всегда нравилось выражать себя в пении. И постепенно, шаг за шагом я двигалась по этому пути. В музыкальной школе в Набережных Челнах (городе, где я родилась) не было специальности «вокал», поэтому закончила училась на хоровом отделении по классу аккордеона. Там же я занималась и дирижированием.

ВД Расскажите о ваших педагогах.

АХ В Нижнекамске я училась у тенора Владимира Алексеевича Конина, которого, к сожалению, уже нет с нами. Занятия у него не помешали природе моего голоса. В Казанской консерватории я попала в класс Клары Акрамовны Хайрутдиновой. Она вела меня как лирико-драматическое сопрано, дала мне хорошую середину и базу. Потом в консерватории я осталась на ассистентуру-стажировку и попала в класс Альбины Шагимуратовой. Она-то и повела мой голос в верхнюю тесситуру, и, что самое главное – верила в меня и очень поддерживала. Мне бы хотелось вспомнить еще и концертмейстеров, с которыми посчастливилось заниматься. Это Татьяна Максимова, Алиса Лабзина и Алсу Барышникова – мои ангелы-хранители, которые, помимо огромной помощи в поисках своего голоса не давали уходить в «звучкодуйство» и помогали мне развиваться как музыканту в целом.

Сейчас я продолжаю свое обучение в стипендиальной программе Аткинс при Мариинском театре (Atkins Young Artists Program). Здесь с нами занимаются музыкальные коучи и режиссеры, которые периодически приезжают к нам из-за рубежа. Среди них – наш главный наставник и опекун Крэйг Рутенберг. Программа Аткинс – большая удача для меня. Я очень благодарна Веронике Аткинс. Вместе с Валерием Абисаловичем она является инициатором этой программы, дающей нам возможность профессионально развиваться. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить нашего концертмейстера программы Арину Ваганову, которая готовилась с нами к конкурсу Чайковского. Список благодарностей может быть очень длинным – каждый человек в музыкальной среде, с которым меня сводила судьба, вносил свой вклад в мое образование и развитие, становясь мне учителем.

ВД Не каждый участник конкурса Чайковского в номинации «Сольное пение» мог похвастать столь насыщенным опытом сценических выступлений, а у вас за плечами – участие в спектаклях Приморской и основной сцен Мариинского театра.

АХ Приморская сцена Мариинского театра – мое первое место работы после консерватории. Трудно представить более благоприятные условия для начинающего солиста. Труппа там небольшая, поэтому работы хватает всем, и артисты находятся в постоянном тонусе. Заниматься в классе можно бесконечно, но истинный рост музыканта происходит только на сцене, на практике. И Приморская земля была для меня в этом плане очень благостной. А сейчас, в связи с переездом в Петербург, я пою здесь иногда в спектаклях, периодически летая во Владивосток.

ВД Записи оперных певцов прошлого и настоящего играют роль в вашем становлении?

АХ Я всегда слушала много записей, причем всех возможных оперных певиц и певцов прошлого и настоящего в разном репертуаре. Анализирую все время, пытаясь расшифровывать, что же они все такое делают. Нашему поколению в этом отношении очень повезло, поскольку есть возможность слушать мастеров и вникать в их искусство.

ВД Как проходил период подготовки к конкурсу? Отличался он от обычного режима жизни?

АХ В программе Аткинс занятия проходят каждый день. Поэтому более напряженного режима подготовки к конкурсу не было. Все шло в рабочем порядке. Знаете, очень важно не дать себе запаниковать. Понятно, что волнения не избежать, это естественно, но очень важно не давать ему зашкаливать, потому что тогда оно начнет мешать.

ВД Как вы строили драматургию своих выступлений на конкурсных турах?

АХ Принцип был таков: в I туре нужно заявить о себе, о своих возможностях. Во втором – не дать жюри и зрителям заскучать во время исполнений пяти произведений. Лучше вызвать у жюри желание еще раз послушать, чем нетерпение в ожидании, когда же конкурсант уже, наконец, допоет. А в третьем туре уже можно дать себе развернуться, так как участников остается совсем не много.

ВД В конце прошлого года мне довелось побывать в Казани на гала-концерте татарской песни, и я был захвачен и увлечен ее мелодическим и ритмическим богатством. У кого вы учились исполнению народных песен?

АХ Любая народная, национальная музыка прекрасна, со своими особенностями и красотой. Я всегда училась академическому – не народному – вокалу. Но татарская музыка вошла в меня с молоком матери.

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Получивший гран-при XVI Международного конкурса имени П.

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил Tchaikovsky Competition

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил

Конкурс завершился, но интрига сохраняется.