«Корсар» как часть  ребрендинга События

«Корсар» как часть ребрендинга

В Нижнем Новгороде состоялась премьера балета «Корсар» в постановке Морихиро Ивата. Это было четвертое с начала сезона музыкальное событие, ради которого стоило ехать в старинный русский город на Волге.

Интенсивная жизнь в Театре оперы и балета имени А. С. Пушкина закружилась с июля 2019-го, когда в театр пришли новые люди: своеобразный триумвират, состоящий из директора и худрука Александра Топлова, его заместителя по художественному руководству балетной труппой Морихиро Ивата и зама по руководству оперой Дмитрия Белянушкина. В театре произошел ребрендинг, появился новый фирменный стиль, придуман изящный лейбл – на всей печатной продукции театра красуется заглавная буква «Н» белого цвета, а под ней слова «опера», «балет», на манер пермского и екатеринбургского оперных домов. Сайт театра стал в разы информативнее, в перспективе он будет переделан с учетом всех дизайнерских красот фирменного стиля. Кроме традиционного фестиваля «Болдинская осень», который прошел в ноябре, и мировой премьеры балета «Безымянная звезда» Владимира Качесова в хореографии Андрея Петрова, в театре устраивался показ японской «Шопенианы» – авторского проекта Ивата. Новый «Корсар» в отличие от разовой инаугурационной «Шопенианы» запланирован как вторая балетная премьера сезона и с января входит в репертуар на регулярной основе. «Корсара» в афише театра не было несколько лет, прежде балет ставился дважды – в 1965 и 1977 годах.

Напомню, что, завершив в 2012 году карьеру танцовщика, легендарный японец и единственный на тот момент штатный иностранец в балетной труппе Большого театра, Морихиро Ивата, или «Морик», как его ласково называли коллеги, уехал из Москвы, но не из России. Он перебрался в Улан-Удэ, где стал худруком балетной труппы в Бурятском оперном театре и как дипломированный балетмейстер выпустил много премьер, включая новую версию национального балета «Красавица Ангара» Бау Ямпилова и Льва Книппера. Спектакль привозили на гастроли в Москву в 2017 году на фестиваль «Видеть музыку». Александр Топлов был музыкальным руководителем «Ангары», он вдохновился постановочной хваткой Ивата, и этим летом, когда встал вопрос о новом заведующем балетной труппой, пригласил Морихиро-сан в Нижний. По особой просьбе Ивата директор театра сам встал за пульт оркестра. Он уже несколько месяцев присматривался к работе всех коллективов театра, заходил в балетные классы и проводил ревизию музыкальных инструментов в оркестре. Так, к премьере «Корсара» успели заменить нерабочий барабан на новый. Ивата ставил свой спектакль, используя оркестровую редакцию Валерия Волчанецкого, с которым он делал предыдущего «Корсара» в Улан-Удэ, но для нижегородского варианта Топлову пришлось фрагментарно переоркестровать партитуру.

Первые балетные уроки Ивата получил в Японии, он занимался в школе своего отца, который, в свою очередь, учился у знаменитого советского педагога Алексея Варламова, гитисовского ученика Ростислава Захарова и Леонида Лавровского. Морихиро осваивал хореографическое искусство в РАТИ у учеников учителей отца и в этом смысле является наследником советской балетмейстерской традиции. Морихиро слыл в Большом театре королем прыжка и пируэта, и несмотря на небольшой рост его часто занимали в спектаклях Юрия Григоровича (Китайская кукла в «Щелкунчике», Шут в «Лебедином озере») и не только – из значимого он станцевал концептуального шалуна Пэка в «Сне в летнюю ночь» Джона Ноймайера и колоритного чудака Перуанца в «Парижском веселье» Леонида Мясина. Свои собственные постановки Ивата создает с позиции приверженца и знатока классического танца, именно в той форме, в какой он существовал в Советском Союзе в эпоху Золотого века советского балета. И нижегородский «Корсар» идеально укладывается в эту линию: в нем присутствуют компоненты балета Петипа, использованные «на полном доверии» мастерам балета из СССР, без проверки на аутентичность, и имеются сочиненные здесь и сейчас танцы, обслуживающие новые сюжетные перипетии. Ольга Ивата написала либретто, максимально приближенное к одноименной поэме Байрона, сосредоточенной на условном любовном треугольнике Конрад – Медора – Гюльнар, то есть из балета исчезли заговор и предательство друга Конрада Бирбанто, интрига Гюльнар, которая хитростью выходит замуж за Сеид-пашу, выпали забавные пантомимные сцены с обитателями рынка рабов и отдельные дивертисментные номера во дворце. Зато спектакль Ивата лаконичен, герои цельны, как в хорошем советском балете вроде «Спартака»: есть герой, который борется с турками, есть любящая его греческая девушка Медора, есть хитрый враг со своей наложницей, соблазняющей героя. Есть хорошие, и есть плохие. Как настоящий японец, Ивата не любит искусственных хэппи-эндов: раз у Байрона Медора гибнет, он бесстрашно включает эпизод литературного самоубийства в финал, не опасаясь упреков зрителей.

Елизавета Мартынова — Гюльнар, Василий Козлов — Сеид-паша

Сложная танцевальная нагрузка лежит прежде всего на отважной свободолюбивой Гюльнар. Ее исполняет молодая и выносливая солистка труппы Елизавета Мартынова, недавняя выпускница Башкирского хореографического колледжа. Ей не уступает лиричная Татьяна Казанова, хотя роль Медоры в балете Ивата вторична. Со временем балеринам придется меняться местами, так как труппа небольшая, и у всех может быть по несколько ролей в одном спектакле.

Оформляла балет сборная команда художников из Москвы (Константин Никитин – свет), Нижнего Новгорода (Алла Шаманина – костюмы) и Улан-Удэ (Алексей Амбаев – сценография). Сцена в Нижнем неглубокая, поэтому, чтобы создать иллюзию разных экзотичных пространств – Пиратского острова, дворцовой залы и гарема турецкого наместника, – пришлось прибегнуть к хитрости. Плеск волн и объем голубых далей бухты, где засели пираты, Амбаев передал с помощью пиксельной графики: возник эффект переливающегося календарика, того самого, который был игрушкой детей поколения X (чьи школьные годы совпали с эпохой Перестройки). Задник с фонтаном получился менее удачным из-за своей реалистичности, а расплывчатая фотография ковра с изображением павлина, наоборот, создала иллюзию набивной ткани или даже барельефа. Мужские костюмы выглядели благороднее, они отчасти были похожи на те, что шились по эскизам Елены Зайцевой в Большом для реконструированного императорского «Корсара», женские традиционно корсаровские – пачки (у одалисок) или шальвары (Гюльнар) в сочетании с открытым верхом и обязательными в них вставками блестящих нитей. Художнице удалось и приблизиться ко времени Байрона, и «процитировать» любимый постановщиком стиль сценического костюма Золотого века балета СССР.

Будучи сам в прошлом танцовщиком-виртуозом, Ивата поставил трюковые темповые танцы с избытком. Он использовал буквально каждый миллиметр партитуры с дансантной музыкой. Пантомимных сцен стало меньше, эпизоды объяснения персонажей с помощью мимики в его спектакле отсутствуют. Если герои не танцуют, на сцене вообще никого нет, лишь звучит пейзажная музыка. Обидно, что сцена небольшая, и грандиозный спектакль ютится на крошечном пятачке – все ансамблевые танцы пришлось редуцировать, например, корсары не могли полностью «раскрыть» аттитюды. Тем не менее у зрителей создалось ощущение, что если бы пространство было больше, нижегородские артисты смогли бы его освоить. Пока судить о достоинствах и недостатках труппы рано – в последние годы здесь не было громких премьер (хотя и случались качественные возобновления классики силами педагога-балетмейстера Большого театра Юрия Ветрова), и, соответственно, поводов оценить мастерство местных солистов, а сейчас как раз проходит набор балетных артистов в компанию. К следующей премьере картина будет другая – за это и борются новый директор и его команда.


Александр Топлов и Морихиро Ивата

После спектакля Александр Топлов (АТ) рассказал Екатерине Беляевой (ЕБ), как шла работа над постановкой.

ЕБ Как сложилось, что вы стали дирижером-постановщиком нового «Корсара»?

АТ Изначально я не планировал участвовать в постановке, меня попросил Морихиро Ивата. Я изучил партитуру, и стало обидно, что хорошая балетная музыка, пусть это и не Чайковский или Прокофьев, традиционно рассматривается как механическое сопровождение к танцам, темпы «просаживаются», так называемые проходные места теряются в череде хитов. Мы попробовали высветить их неявную красоту.

ЕБ Как я понимаю, вы достаточно долго репетировали «Корсара» и даже ходили к балетным на классы перед премьерой?

АТ Я бы вообще отправил всех театраль­ных, прежде всего балетных дирижеров, в танцзал, чтобы они там двигались, иначе не понять психофизику танцовщика. Во мне говорит многолетний исполнитель бальных танцев.

ЕБ Звучание оркестра было непривычным, не верилось, что это Адан. И еще создалось странное впечатление, будто у вас в оркестре играла группа народников. Откуда этот эффект?

АТ В рассуждениях об Адане все чаще бытует мнение, что «Жизель» ему удалась больше, чем «Корсар». Именно поэтому в музыкальном материале балета фигурируют и другие композиторы. Но мне хотелось подчеркнуть композиторское мастерство Адана, как с точки зрения самого материала, так и в смысле оркестровки. Занимательно, что в балете есть фугато, причем с темой в пять тактов. Говоря про оркестровку, мы часто вспоминаем Римского-Корсакова. Когда он хотел показать гусли, соединил арфу с фортепиано. Это был выход из положения. Адан пытался дать колорит греческих и турецких духовых инструментов, наверное, поэтому он использовал довольно часто в унисон скрипки и флейты. Именно это обеспечивает такой своеобразный эффект!

ЕБ Поделитесь ближайшими планами театра?

АТ Сейчас у меня есть примерное расписание премьер до конца этого года, то есть до декабря 2020 включительно. Из того, о чем можно уже говорить: Дмитрий Белянушкин выпустит в апреле «Свадьбу Фигаро». С другими участниками будущей постановки сейчас ведутся переговоры, скоро назовем имена. Дирижирует Иван Великанов. В марте у нас будет еще один проект интересный в рамках акции «Ночь в театре» с рабочим названием «Человек-легенда» – представление на стыке балета и немого кино, мы соединим две бессловесные формы. Пока не подписаны договоры, не могу рассказать подробнее. Скажу только, что мы вдохновлялись «Снами спящей красавицы» – мультимедийным проектом Дианы Вишнёвой и Эдварда Клюга.

ЕБ Какой будет следующая «Болдинская осень»?

АТ Я считаю, что фестиваль должен развиваться, но не сильно меняться. Это прежде всего смотр приглашенных артистов в наших спектаклях. Может быть, в будущем нам удастся пригласить не только отдельных столичных звезд, но привезти в Нижний Новгород целый спектакль. Главное, чтобы зрители видели на форуме что-то новое, а сам фестиваль шел «в сторону Пушкина», в честь его он назван.

Белый шум над Невой События

Белый шум над Невой

Концерты проекта Союза композиторов России «Игра двух городов» прошли в Москве и Санкт-Петербурге

«Великой иллюзией» дали в ухо События

«Великой иллюзией» дали в ухо

Уральский филармонический оркестр под управлением Дмитрия Лисса привез в Москву «Турангалилу»

Жития святых в формате 3D События

Жития святых в формате 3D

В Москве завершился Первый фестиваль искусств Юрия Башмета

Жребий брошен События

Жребий брошен

В Музее Прокофьева прошли «Журналистские читки» – проект Ассоциации музыкальных журналистов и критиков Российского музыкального союза