Праздник голосов с оркестром Tchaikovsky Competition

Праздник голосов с оркестром

Сольное пение: финал

Как быстро проходят праздники! Несколько часов назад стали историей вокальные состязания XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского.  Трудно писать эти заметки, уже зная имена лауреатов. Еще труднее принять как Истину решение жюри, с которым не во всем согласна. Похоже, что обещание оценивать и взвешивать  на «золото-серебро и бронзу» участников не только по финальному выступлению, но в совокупности всех туров, оказалось невыполнимым. Одна эффектно-сложная, качественно выделанная ария с оркестром – и вот уже забыты явные просчеты недельной давности.

Идея каждому из девяти певцов-финалистов спеть по одной арии в первом отделении, и по другой во втором оказалась гуманной и по отношению к ним самим (некоторые выбрали особо сложные и длинные произведения), и для публики. Смена тембров освежала восприятие.

Для оценочной краткости объединю оба выхода.

Итак. Открывала оба отделения Айгуль Хисматуллина.  Ее Шемаханская царица из «Золотого петушка» Римского-Корсакова была технически почти безупречна. Но как-то слишком аккуратна, без восточной чувственности. Заслуженное серебро, II премию, Хисматуллина получила, благодаря самой трудной арии для лирико-колоратурного сопрано мирового репертуара, Цербинеттой из «Ариадны на Наксосе» Рихарда Штрауса. Великолепно отделанная протяженная (более 10 минут) сцена подошла к голосу и актерским данным певицы. Лишь в самых последнихверхних нотках послышалась усталость.

Певшая следом Мария Мотолыгина волею судьбы, вернее, решением жюри, получила следующую по статусу бронзовую награду – III премию. Теплый красочный голос Марии  переливался в Болеро Елены из «Сицилийской вечерни» Верди, а позже страдал: «Уж полночь близится» в Арии Лизы из «Пиковой дамы» Чайковского. Отчего то в финальном выступлении Марию подвел внутренний слух. Словно собственный «камертон» у певицы был настроен чуть выше оркестра. Особенно заметно это было в Лизе.

Впрочем, неточной интонацией в начале Арии Короля Рене из «Иоланты» Чайковского страдал и греческий бас Александрос Георгиос Ставрокаккис. Хотя его чистый, почти без акцента русский язык и выразительная подача слова произвели впечатление даже при шелестяще-непрозвученной нижней ноте. Дерзкий выбор второй арии – Вотана из «Валькирии» Вагнера оказался поистине золотым! Жюри оценило умение распределять силы на марафон, строить полноценный образ даже в концертном костюме, служение Музыке посредством голоса, когда о вокале как таковом забываешь. Сильное и запоминающееся выступление. I премия среди мужских голосов – ай да Вотан!

Еще одна неожиданность – корейский баритон Ким Гихун, ставший серебряным признром. Его выступление на I туре вообще не запомнилось, на II понравились отдельные номера. Правда, сейчас, с оркестром, и Елецкий из «Пиковой дамы», и Жерар из «Андре Шенье» Джордано были спеты высоко профессионально. В арии «Я вас люблю, люблю безмерно» все было правильно: акценты, кантилена, русская фонетика. Но интерпретации, как таковой, не почувствовала. Зато революционный плебей Жерар получился живым персонажем: темпераментным, страстным.

Пленившая своею музыкантской зрелостью и владением голосом, как инструментом, еще в I туре, Оксана Майорова ярко исполнила Ариозо Наташи из «Опричника» Чайковского. Во втором отделении ее «Pace, mio Dio» из «Силы судьбы» Верди отчего то пелось в замедленном темпе, вязко. Потому слушалось тяжело. Хотя филировка на пиано верха и заключительное «Maledizione» получились! Результатом стала IV премия и диплом.

Наконец, о победительнице среди женщин. Скорее всего, проверю позже архивы, Мария Баракова стала самой юной золотой лауреаткой за всю историю вокальных Конкурсов Чайковского. Меццо-сопрано в 21 год, полнозвучное во всем диапазоне, с музыкальным вкусом, актерской харизматичностью – это открытие для многих! Мне повезло наблюдать эту девушку с прошлого сезона, с ее прихода в Молодежную оперную программу Большого театра.  Не всегда ее выходы в концертах были «на отлично» – слышала и просчеты, и нездоровье. Неизменно у Бараковой одно: она сама, когда выходит на сцену, получает видимое удовольствие от процесса пения, и заряжает своей энергетикой зал. Так и на этот раз. Когда объявляют Речитатив и Каватина Арзаче из«Семирамиды» Россини – прежде всего думаешь о протяженности и акробатических фиоритурах. Мария пела легко и уверенно, выплетая белькантовые кружева, не забывала о смысле, радуя правильным итальянским.

Удивителен ее выбор арии Чайковского. Сцена и ария Морозовой из «Опричника» звучит редко. Музыка потрясающая, но молодой Пётр Ильич написал партию матери взрослого сына в беспощадно высокой тесситуре, с отдельными низкими грудными фразами. Немногие певицы отваживаются исполнять Морозову в концертах. Мария Баракова внутренне преобразилась в матерую вдову, поведала обо всех ее горестях так искренне, с отменной дикцией, что о вокальной технике почти не вспоминалось.

Далее снова вышел Князь Елецкий, дубль два. На сей раз из Монголии. Энхболд Анхбаяр признавался в любви более медленно, степенно. Кантилена лилась, русский язык ласкал правильностью. На «…состражду вам я всей душой» показал взрыв эмоций. Вот это уже интерпретация!  В следующей Арии Ренато из «Бал-маскарада» Верди всего было в меру: ревности в речитативе, легато в кантилене. Но, к сожалению, певец не рассчитал силы, мелькнула хрипотца и финал оказался скомкан. IV премия и диплом – таков вердикт жюри.

Похоже, что единственного тенора финалиста, Миграна Агаджаняна, судили именно по всем трем турам. Там было к чему придраться. Финальное его выступление явно стоило дороже бронзовой III премии. Тоже нестандартный, незапетый выбор из Чайковского. Ариозо Княжича Юрия из «Чародейки». Знаю, что рискую таким сравнением, но чудившееся на предыдущих турах сходство тембра с Г.М. Нэлеппом, с его активной, узнаваемой звуковой подачей, здесь проявилось еще сильнее. Конечно, с живым Нэлеппом не совпала во времени, но ведь и Агаджанянапока только в записи слушаю!  И вот уже другая манера пения, совсем итальянская в Речитативе и арии Габриэля Адорно из «Симона Бокканегра» Верди. Причем, у молодого солиста Мариинского театра есть ценное качество. Он не погружается полностью в чувства своих персонажей, а умело изображает их, оставляя тонкую грань наблюдателя-интеллигента.

Завершала и первое отделение, и второе, как и все предыдущие туры, Ангелина Ахмедова. Ее основная проблема – непослушная интонация. В Арии Марфы из «Царской невесты» – «Иван Сергеич..» это было заметней, как и дыхание посреди фразы и другая тяжелая вокальная работа. Финальная Ария Джульетты Гуно – не популярный Вальс, а предсмертная «Dieu! Quel frisson court dans mes veines?» получилась уверенней. Экзальтация на форте убрала тремоляцию в голосе, хотя самое окончание снова досадно поехало вниз интонационно. IV премия и диплом скорее аванс для такого!

Напоследок про оркестр Мариинского театра под управлением Михаила Синькевича. Для ощущения праздника оркестр в начале исполнил Полонез из «Евгения Онегина». Второе отделение открыл Интродукцией из «Пиковой дамы». Не могу судить о балансе, о том, насколько хорошо было слышно солистов в зале Мариинского-2 «а-натюрель». Зная о звукорежиссерах Мариинского театра только хорошее, предположу, что по Медичи нам транслировали честную акустическую картину. Восхитительным было качество оркестрового звучания как такового. Слитность, нюансы, все соло. И так не только Чайковский  и Верди, но и Рихард Штраус, и Вагнер с их масштабами и плотностью партитур. А каково подхватить всем оркестром вступившую на такт раньше конкурсантку, так что мало кто заметил? Просто супер-профессионалы! В общем, ощущение Праздника от финала осталось. А время подводить итоги XVI конкурса наступит позднее, когда будут вручены награды и отзвучат все заключительные гала-концерты лауреатов.

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил Tchaikovsky Competition

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил

Конкурс завершился, но интрига сохраняется.