Сергей Догадин: Совершенствоваться надо всю жизнь Tchaikovsky Competition

Сергей Догадин: Совершенствоваться надо всю жизнь

Вот уже отгремели финальные баталии конкурса XVI Международного конкурса имени Чайковского, начались концерты лауреатов, где молодые музыканты, названные лучшими, демонстрировали свой потенциал. Отнюдь не все произвели высокое впечатление, но среди тех, кто подтвердил заслуженность победы, был, несомненно, Сергей Догадин (СД)  – победитель в номинации «скрипка». Его эффектный артистизм подкреплен надежной виртуозностью: Догадин знает секрет, как увлечь публику, удержать зрительское внимание.  После концерта лауреатов артист рассказал Евгении Кривицкой (ЕК), зачем он вновь участвовал в этом тяжелейшем состязании.

ЕК Сергей, почему вы повторно, имея серьезную артистическую карьеру и реноме, стали участвовать в конкурсе Чайковского? Ведь это большой риск!

СД Решение далось непросто. Я колебался вплоть до последнего дня, пока был шанс отослать записи и заявку, и сделал это в итоге минут за пять до дедлайна. Потом тоже сомневался, потому что у меня уже была высокая премия на этом конкурсе – в 2011 году я завоевал второе место, притом, что первое тогда не присудили. Но в тоже время рискнуть ради чего-то большего – в этом был кураж.

Конечно, состав участников оказался сильный, предсказывать что-то было сложно, надо было просто очень удачно играть – сильно и ровно на всех турах, без неожиданностей. А в финале ярко себя проявить – так, как думаешь, чувствуешь музыку.

ЕК Многих подводило неудачное построение программы. Вы думали специально над этим?

СД Да, от этого зависит многое. Необходимо выбирать вещи, которые близки тебе, на которых можно «выехать» и показать свои сильные стороны. Многие это недооценивают, а это крайне важно.

ЕК Уже в первом туре вы поразили публику «Фантазией на темы Кармен» современного российского композитора Александра Розенблата. Тем более, что ее никто кроме вас не играл, да и жюри ее вряд ли хорошо знало.

СД Саша Розенблат – мой большой друг, я давно играю эту вещь, можно сказать, что я ее сделал «под себя» — редакцию, пальцы, штрихи. Когда он прислал мне ноты – давно, лет пятнадцать назад, – то многих нюансов просто не было. Тем более, что Фантазия создавалась изначально для кларнета, и я, наверное, один из первых, кто дал скрипичной версии большую жизнь. В 2008 году мы записали ее вместе – Розенблат сам блестяще аккомпанировал на рояле. Я получил большое удовольствие от нашего сотрудничества.

ЕК Будут какие-то изменения в вашей жизни, карьере после этой победы?

СД Сложно что-то ожидать, по крайней мере вчера у меня еще не было первой премии, сегодня она уже есть, но за одну ночь я лучше играть не стал. Для меня самого это мало что меняет, но по статусу надо теперь эту победу оправдывать. Это самое сложное. А то, что касается каких-то концертов, планов, то поживем-увидим.

ЕК А ваши родители болели за вас?

СД Они сейчас в Петербурге и слушали меня в трансляции. По-моему им понравилось. Как и я, они не были уверены «на все сто» в правильности этого шага.

ЕК А ваш профессор, Борис Кушнир?

СД Он – да, меня безоговорочно поддержал.

ЕК Вы – концертирующий артист, по-прежнему ходите на уроки. Почему?

СД Мы занимаемся постоянно, если он и я – в Вене. Если мы совпадаем, то видимся постоянно. Но расписание насыщенное, мы часто в разъездах.

ЕК У вас есть потребность в наставнике?

СД Считаю, что это абсолютно нормально: совершенствоваться в принципе надо всю жизнь. Борис Исаакович – известнейший педагог, очень востребованный: дома он полностью отдает себя преподаванию, уроки идут с семи утра до часу ночи. И в том числе к Борису Исааковичу приезжают уже прославленные звезды, артисты большого масштаба, и они совершенно не стесняются того, что занимаются с ним, берут частные уроки. Это очень важно, потому что взгляд свой – это одно, а взгляд со стороны – иное. Тем более, когда много концертов, частые выступления, то твое ухо «замыливается».

ЕК Какой инструмент помог вам выиграть?

СД Работы Доменико Монтаньяна, из частной коллекции в Сингапуре – «The Rin Collection». Эта скрипка дана мне в пользование до конца 2020 года. А дальше что-то буду искать.

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил Tchaikovsky Competition

Денис Мацуев: Конкурс Чайковского меня невероятно зарядил

Конкурс завершился, но интрига сохраняется.