Виртуозы двойной трости и не только Tchaikovsky Competition

Виртуозы двойной трости и не только

В концертном зале «Репино», расположенном в Курортном районе Петербурга, начались прослушивания первого тура XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского по специальности «Деревянные духовые инструменты»

Появление в конкурсной программе новой дисциплины стало главным и принципиальным новшеством стартовавшего 17 июня конкурса, расширенного впервые после 1966 года, когда право состязаться между собою получили вокалисты. Хотя Петр Ильич не писал сольных концертов для духовых инструментов, оркестровые соло из его симфонических, балетных и оперных партитур свидетельствуют о прекрасном знании возможностей и ресурсов флейты, гобоя, кларнета и фагота, не случайно примеры из Чайковского обязательно входят в хрестоматию оркестровых сложностей. Конечно, по поводу самой процедуры проведения прослушивания духовых инструментов будут возникать немало вопросов, среди которых самый главный – насколько правомерно в одном ряду ставить столь разные по своей природе и тембру инструменты (ведь, к примеру, между флейтой и фаготом больше принципиальной разницы, чем между скрипкой и виолончелью)? Однако прослушивания первого дня показали, насколько органично влились духовые в «конкурсную семью», а уровень выступивших музыкантов и их мастерство доказали, что решение добавить к фортепиано, скрипке, виолончели и вокалу духовые было верным.

Согласно жеребьевке, прослушивания духовиков открыл гобой, один из любимых инструментов Петра Ильича. Немец Юри Валлентин и россиянин Эмиль Мирославский показали разные облики инструмента, при высочайшем уровне игры. У прошедшего немецкую и французскую школу Юри в звуке было больше мягкости и пластичности (даже в достаточно радикальной по своим приемам «Секвенции VII» Лучано Берио), тогда как Эмиль продемонстрировал чистый, звонкий, немного даже металлический тембр облагороженный изумительной акустикой нового, обшитого деревом зала. Среди своих «собратьев» гобоисты в Первом туре оказались в более выгодном положении, менее жестко, чем остальные специальности, связанные временным регламентом и программой. У гобоя оказался богаче выбор современных авторов (в первый день кроме уже упомянутой «Секвенции» для гобоя соло Берио, прозвучали произведения Х. Холлигера и Н. Кастильони) и камерной сонаты (в основном играли Ф. Пуленка), однако открывший тур Юри Валлентин тонко и трепетно исполнил Сонату для гобоя и фортепиано А. Дютийе. У фаготистов и кларнетистов в качестве обязательного композитора был выбран Моцарт (что логично, поскольку его фаготовый и особенно кларнетовый концерты прекрасные индикаторы на техническую и художественную зрелость музыкантов) и Чайковский (фагот обязали играть переложение знаменитого фортепианного Ноктюрна op.19 no.4, а кларнет – «Русский танец» из балета «Лебединое озеро»). Флейтистам было необходимо сыграть Баха (знаменитую сольную партиту ля минор) и одно из концертных аллегро В. Цыбина.

Всего в первый день выступили 15 участников (гобоист из США Макс Дэниэль Блэр  по каким-то причинам выступать не стал), из них – 3 флейты, 4 кларнета, 4 гобоя и 4 фагота. Впереди еще два дня первого тура и уже сейчас понятно, что жюри предстоит сделать нелегкий выбор, о котором станет известно в пятницу поздно вечером.

Опубликовано Георгий Ковалевский Среда, 19 июня 2019 г.

Алексей Мельников: <br>Я с детства лишен чувства конкуренции Tchaikovsky Competition

Алексей Мельников:
Я с детства лишен чувства конкуренции

4 сентября новый концертный сезон в Московской консерватории открывают участники XVI Конкурса имени П.

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.