Взгляд с четырех сторон Tchaikovsky Competition

Взгляд с четырех сторон

В номинации «Деревянные духовые» на конкурсе Чайковского пока взят таймаут. Третий тур состоится только в четверг, у финалистов пока есть возможность немного отдохнуть, собраться с силами, отшлифовать еще раз трудные места предстоящей программы, чтобы показать себя с оркестром во все красоте и блеске.

Сразу после окончания второго тура Георгию Ковалевскому  удалось задать несколько вопросов членам жюри.

Итоги второго тура комментирует председатель жюри, флейтист, солист Симфонических оркестров Метрополитен-оперы, Лос-Анджелеса Денис Буряков (ДБ).

ГК Как вы оцениваете уровень конкурсантов первого и второго тура?

ДБ Уровень был очень высокий и особенно в полуфинале. Все кандидаты были достойными. Выбор финалистов осложнялся еще и тем, что были представлены разные инструменты, и участники жюри, соответственно, голосовали тоже по-разному. Но у всех нас было желание выбрать лучших музыкантов, этим критерием мы и руководствовались. То, что в номинации представлены разные инструменты, я считаю, в какой-то степени и плюс. Мы можем с другой стороны посмотреть на своих коллег. Потому что обычно флейтисты выбирают по своим параметрам, кларнетисты – по своим. А тут к каждому инструменту был подход с четырех сторон, и в целом, мне кажется, получился волне объективный результат. Конечно, каждый из нас считает, что что-то было неправильным в выборе, это неизбежно на любом конкурсе. Но все мы, повторюсь, довольны высоким уровнем!

ГК У вас был опыт работы в жюри конкурсов, где разные инструменты включаются в общее соревнование?

ДБ Нет, если честно, это первый опыт. Это усложняет, но и добавляет интереса. Безусловно, это историческое событие.

ГК Мне показалось интересным, что очень ярко показали себя участники из Венесуэлы. Один из них, флейтистка Джойди Бланко, в итоге, стала финалисткой.

ДБ У них вообще очень сильная школа в плане музыкальности. В стране действует специальная образовательная система, благодаря которой с детства прививается любовь к музыке и культивируется именно искренность исполнения. Нам это понравилась. Чисто технически не все из них были самые сильные, но все играли очень интересно.

ГК У каждого инструмента был еще и свой набор обязательных произведений. У флейты и гобоя – он шире, а у кларнета, наоборот, жестко регламентированный список. Насколько важно давать выбор в конкурсном репертуаре?

ДБ И в том, и в другом варианте есть свои плюсы и минусы. Если участники играют одно и то же, их легче сравнить. Но с другой стороны, если есть разная программа, и исполнитель выбирает то или иное произведение, это тоже многое говорит о них, как о музыкантах. Мы с членами жюри обсуждали вопрос репертуара, и кларнетисты сказали, что при одинаковой программе им будет легче сопоставить конкурсантов друг с другом. Лично мне было интересно дать выбор флейтистам.

ГК К тому же во втором туре прозвучали современные сонаты петербургских композиторов.

ДБ Да, это тоже важный фактор.  Поскольку трансляция идет на весь мир, мне хотелось, чтобы люди узнали, что такие композиторы существуют, потому что во всех странах есть композиторы, известные только у себя и мало исполняемые в мире. Мне кажется, что и Юрий Корнаков, и Вячеслав Наговицын достойны того, чтобы их поиграли на международном конкурсе.

ГК Раньше ведь была практика исполнения обязательного произведения, написанного специально для конкурса. Может быть ее стоит возродить?

ДБ Почему бы нет, неплохая идея.

Несколько аналогичных вопросов мы задали гобоисту, солисту амстердамского симфонического оркестра Консертгебау Алексею Огринчуку (АО).

ГК Ваши впечатления от двух прошедших туров? На мой взгляд были очень яркие участники.

АО Да, очень яркие, живые,

ГК Трудно сравнивать флейту, гобой, кларнет и фагот в одном ряду?

АО Трудно, но это не первый конкурс в международной практике, совмещающий несколько разных специальностей. Каждый выбирает для себя, что для него является приоритетом. Самое главное, чтобы в исполнении была слышна личность. И, в итоге, мы ищем свободу экспрессии на сцене, не важно, играет человек на флейте или на фаготе. Понятно, что в идеале должно быть максимальное владение инструментом. Мы услышали огромное количество талантливых молодых музыкантов. Очень приятно, что к конкурсу приковано такое внимание. Это, действительно, историческое событие, что в конкурсе Чайковского первый раз участвуют деревянные духовые.

ГК В финал прошли четыре флейты и всего один фагот, француженка Лола Дескур. Мне сказали, что девушка с фаготом – это уже не новость.

АО Да, сейчас девушки играют и на тубе, и на тромбоне… Посмотрим, что будет дальше. Все будет зависеть от того, как финалисты покажут себя на концерте с оркестром.

Алексей Мельников: <br>Я с детства лишен чувства конкуренции Tchaikovsky Competition

Алексей Мельников:
Я с детства лишен чувства конкуренции

4 сентября новый концертный сезон в Московской консерватории открывают участники XVI Конкурса имени П.

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя Tchaikovsky Competition

Александр Канторов: Нужно уметь сказать «нет», чтобы сохранить себя

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным… Tchaikovsky Competition

Айлен Притчин: Мне хотелось быть каким-то образом причастным…

Айлен Притчин – известный российский скрипач, лауреат множества международных конкурсов, в том числе только что завершившегося XVI конкурса имени П. В беседе с Ириной Лежневой Айлен Притчин рассказал о подготовке к конкурсу Чайковского, участии в проектах оркестра musicAeterna и Теодоре Курентзисе, а также – о друзьях, публике, творческих планах и многом другом.

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет Tchaikovsky Competition

Милан Аль-Ашаб: Пауза это секрет

Мы прозвали его инопланетянином и вполне резонно.