Образцовые дети События

Образцовые дети

В Санкт-Петербурге завершился VII Международный юношеский конкурс Елены Образцовой

За сравнительно недолгую историю соревнования, стартовавшего по инициативе выдающейся певицы в 2006 году, репутацию ему обеспечивают выбившиеся в звезды бывшие лауреаты уровня Юлии Лежневой и возрастающий поток поющих ребятишек, юношей и девушек. В трех возрастных категориях – от девяти до семнадцати лет – в этом году участвовало 169 детей из 14 стран мира. Одиннадцать из них стали лауреатами, еще двадцать три – получили спецпризы. 

«Я возьму в этот большой мир/ Каждый день, каждый его час/ Если что-то я забуду/ Вряд ли звезды примут нас…», – тоненько, но мужественно выводил песню из детского фильма «Москва–Кассиопея» 11-летний Игорь Жуков. Он не знал, что приотворяет взрослым слушателям и членам жюри воспоминания их собственного детства, – он просто очень старался и был искренен, но растроганных его выступлением оказалось больше, чем вмещала аудитория Малого зала филармонии. Поэтому – Приз зрительских симпатий (на сайте Конкурса голосовала громадная аудитория конкурсных телетрансляций) и Премия «Дебют» Культурного центра Елены Образцовой (Комсомольск-на-Амуре впервые делегировал своего участника на Международное состязание юных певцов). 

Понарошку на Конкурсе Образцовой не поет никто, даже самые молодые участники, из которых двое вышли в лауреаты. У пермского самородка Матвея Гущина (вторая премия) булаховские «Колокольчики мои» отзвенели невозможно серебристыми переливами, а тембр мальчишки иначе как «ангельским» и не назовешь. Ничего, что голова 10-летнего исполнителя едва возвышалась над декой рояля. Еще вопрос, перепел ли его 9-летний крепыш-конкурент из подмосковной деревни Исаково: Михаил Гуляев выступал в золотой жилетке с задорной «Песенкой о капитане». Но он так гля́нулся члену жюри Паате Бурчуладзе, разглядевшему в пареньке потенциал «русского баса», что к первой премии конкурса именитый грузинский бас тут же присовокупил собственную денежную награду, за которую малыш благодарил на лауреатском концерте песней «Эх, ухнем» из шаляпинского репертуара. Наблюдая, как раскатисто деревенский мальчик гроссирует букву «р», люди просто умирали от счастья. 

На объявление лауреата третьей премии в младшей группе уже сами юные конкурсанты разразились бурной – вплоть до буйности – овацией. На сцену выбежал элегантный в черных кудряшках бакинец Искендер Гасанзаде девяти лет, тут же повручавший всему жюри «небольшие подарочки». Во втором туре конкурса он с томной неотразимостью пел про «Луч солнца золотого» из «Бременских музыкантов», а как страдал, требуя у возлюбленной: «Вернись в Сорренто»!.. Похоже, он ближе всех и подошел к не меркнущему со временем и до сих пор приветствуемому тинейджерской аудиторией образу Робертино Лоретти.  

И как же здорово, что и в наши гаджетовые времена у поющих нежными сопрано мальчиков есть что-то святое. Большинству мужской половины конкурсантов стихийное подражание сладкоголосому итальянскому чуду эпохи 1950-х, что называется, «не чуждо». Хотя загадка, почему мальчишьим вокальным педагогам – не важно, из Беслана или  Енакиево (Украина), Лондона или Нижнего Новгорода – неаполитанские песни в качестве репертуарных хитов нравятся больше, чем, скажем, арии Генри Пёрселла: ведь традиция сопранистов, поддерживаемая доныне в Хоре мальчиков Вестминстерского аббатства, куда как продолжительнее по времени, да и взыскательнее музыкально. 

Девичьи истории на юношеском конкурсе Образцовой – совсем другая эпопея. Было чувство, что трех стандартных возрастных категорий – от 9 до 12, от 12 до 15 и от 15 до 17 лет – даже многовато. Все сюжеты с барышнями разламывались на две половины. Первая заставляла диагностировать в поющих загадочных «Лолит». Вторая отводила от нимфеточных образов к теме акселерации. Действительно, обнаружить валькирий в средней группе (до 15 лет) удавалось чаще, нежели нежных и угловатых мечтательниц, навроде пушкинской Татьяны. В тему ускоренной феминизации юношеского вокала работал и шлейф детского телевизионного шоу «Голос». Наряды порой выглядели безмерно утрированными. Но, надо признать, тонюсеньким красавицам среднего школьного возраста органика сценического выступления в кринолинах оказалась куда как свойственнее, нежели барышням старшей группы с их пока еще подзажатой телесностью, нарочито прямыми спинами и деревянной походкой на высоченных шпильках (при смело открытых плечах).  

«Что за прелесть эта Наташа!» – не всякий раз и воскликнешь при виде грандиозных Алин, Диан и Камилл современности, у которых обученная часть диапазона, как правило, звучит «трубами Иерихона», а та, что еще не поймана и не посажена педагогом в клетку «вокальной техники» живет и вибрирует, навроде живущего как ему хочется Духа Святого. Конечно, не все в этом раздрае между желанием «петь как большие», но держаться «на свой возраст», то есть без голосовых и физиологических перехлестов, получалось и удавалось. Особенно заметны были конфликты уже разработанной кое у кого громкости пения с неважнецким, увы, сольфеджио. Хотя никто точности интонирования, вообще-то, не отменял. Но более-менее по местам все расставлял репертуар. В каждой группе – свой. Младшие – что-то народное плюс песня из мультика или детского фильма. Средние – романс плюс ария. Старшие – ария и ария. Два тура прослушиваний – выше крыши, чтобы понять кто на что горазд.   

В репертуаре младшей группы самыми популярными были песня Настеньки из старого фильма «Аленький цветочек» и «Крылатые качели». У средней группы неожиданно «выстрелили» порядком подзабытые романсы Гурилёва («Сарафанчик», «Право, маменьке скажу» и др.), на которых нынешние школьницы небезуспешно впадали в образ тургеневских барышень, что заставляло в них рассматривать – а порой и видеть – отличные актерские задатки. Прекрасная Елизавета Шептун (13 лет) из Днепропетровска так бойко спела «Мотылька и фиалку» Форе, а вслед за ними – романс Варламова «Что мне жить и тужить», что заработала третью премию в средней возрастной группе, оставив одно из самых радостных конкурсных впечатлений. А вот Кузнецова Карина (15 лет) с арией Эльвиры из «Пуритан» Беллини в лауреаты не пробилась, но заработала спецприз «Чистый голос», что исключительно справедливо: второй такой лирический дар в сочетании с красиво ограненным тембром и нежной внешностью еще поискать. 

В географии нынешних вокальных ресурсов неожиданно было обнаружить не только практикующий контингент педагогов городских ДМШ и спецшкол, но и Творческий центр «Вдохновение» в подмосковном городе Железнодорожный (оттуда приехала 17-летняя Эльза Юсупова, награжденная спецпризом агентства Ascensio International Management). Очаги детско-юношеского вокала обозначились также в подмосковном Красногорске (Анастасия Филимонова, 2-я возрастная группа), Серпухове (Дарья Шаврина – 1 премия, трудно поверить, глядя на крупную девушку из 2-й возрастной группы), Беслане (Солтан Кусов – 3 премия во 2-й возрастной группе), в поселке Сиверский Ленинградской области, где в Центре творчества юных, оказывается, есть студия Vocalissimo Bellissimo (в переводе на русский, видимо, что-то «вокально супер- пуперски прекраснейшее»). 

Из приезжих участниц величественные задатки без пяти минут Джесси Норман обнаружила 15-летняя гигантша Ариэлль Барилл из Дженкинтауна (США): ее богатое, вибрирующее обертонами сопрано оценили третьей премией и спецпризом Благотворительного фонда Елены Образцовой. Безупречно выступив в старшей возрастной категории, она отодвинула на периферию внимания еще одну

американскую гостью – роскошно звонкую с уникально точным сольфеджио Медовникову Далию: 17-летняя вокалистка представляла Вудбридж и получила спецприз от Общества друзей Русского музея. Честь им и хвала за то, что почувствовали волшебную жажду света в искрящемся тембре исполнительницы, певшей арию слепой героини оперы Чайковского «Иоланта».   

В этом году решением жюри Гран-при не присуждено. Ну а первое место досталось 16-летней Юлиане Ашуровой из Музыкального училища при Московской консерватории (класс Галины Чернобы) за уверенную программу, на втором туре которой была представлена пленительная ария Сюзанны из оперы Моцарта «Свадьба Фигаро». На лауреатском концерте победительница, приехавшая учиться в Москву из Астрахани, блеснула номером своего первого тура. И слушая в ее исполнении романс Римского-Корсакова «Пленившись розой, соловей….»  педагоги конкурентов восхищенно шептались, мешая простым меломанам: «Роскошная девушка. Роскошный голос». Чистая правда! Но правда и то, что на фоне явленных лауреатским концертом оперных кондиций, вдруг захотелось вернуться в начало состязания, чтобы еще раз отследить, как из восхищенных детей с их непосредственной музыкальностью постепенно вызревает (или все-таки созревает!) искусство оперного пения. У кого-то оно с годами шлифуется, у кого-то формализуется. Одни становятся «технарями громкости», другие – остаются музыкально зависимыми чудиками на всю жизнь. Что лучше – никто не скажет, даже жюри. Но лучших из тех, кто практически готов к сцене – детской, клубной, телевизионной и даже к настоящей оперной, – жюри нынешнего конкурса выбрало практически с 99-процентным попаданием. 

Разрушение стереотипов События

Разрушение стереотипов

Хибла Герзмава и Элина Гаранча спели совместные концерты в Москве и Санкт-Петербурге

Выстрел в десяточку События

Выстрел в десяточку

В Красноярском театре оперы и балета состоялась премьера романтического балета Цезаря Пуни и Жюля Перро «Катарина, или Дочь разбойника», более чем на сотню лет забытого музыкальными театрами.

Вектор композиторов События

Вектор композиторов

Aksenov Family Foundation представил второй сезон проекта «Русская музыка 2.1»

Вступая в новую жизнь События

Вступая в новую жизнь

Шестой фестиваль музыкальных театров «Видеть музыку» завершился в Московском музыкальном театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко